Афина Паллада и Кентавр — Сандро Боттичелли

Афина Паллада и Кентавр   Сандро Боттичелли

Картина «Афина Паллада и Кентавр» или «Минерва и Кентавр» была написана для Джованни Пьерфранческо Медичи и находилась на вилле Кастелло вместе с «Весной» и «Рождением Венеры».

Ранее в картине видели политическую аллегорию, посвященную проницательности и искусству Лоренцо Великолепного в делах дипломатии. Считалось, что Паллада олицетворяет победу Медичи над заговорщиками или успех в противодействии агрессивным планам неаполитанского короля. Основанием для такой трактовки послужили медичейские эмблемы, которыми расшито одеяние богини. Однако другие подтверждения этой гипотезы отсутствуют. Во второй половине XV века еще не существовало традиции писать политическиеаллегории подобного типа. Более правомерно видеть в аллегории нравственную направленность.

В основе ее идея Фичино о двойственности природы человека, соединяющего в себе животное начало, связанное с жизнью тела, и сферу духа и разума, устремленного ввысь к достижению небесной мудрости. И лишь божественная милость позволяет преодолеть муки души, томящейся в оковах тела.

Изображая кентавра, художник пользовался конкретным античным прообразом — фигурой саркофага, хранящегося ныне в Ватиканском музее. Вместе с тем картину отличает от античных памятников то, что художник изобразил не физическую схватку Минервы и кентавра — «кентавромахию», а «психомахию».

Кентавр воплощает у Боттичелли соединение в человеке низменного и высокого. Лук и стрелы в его руках указывают на животные страсти, но лицу Кентавра художник придал выражение глубокого страдания, свойственное святым на его картинах.

Вместо Афины Паллады воительницы, которую со времен далекой античности было принято изображать со шлемом, панцирем и щитом, с головой Медузы Горгоны, Боттичелли изобразил «Минерву-пацифику», атрибуты которой — копье и ветка сливы — символизируют добродетель. В трактовке Паллады Боттичелли также следует классическому образцу, но и в этой фигуре заметно сходство с христианской святой.

Неоплатоническому подтексту отвечает и пейзаж, составленный из мрачных скал и чарующих далей.

Существует целый ряд аллегорических толкований этого произведения. В нем видели победу Лоренцо Великолепного над Неаполем, победу Медичи над Пацци, соединение страстей и мудрости у Лоренцо. Имеется и более широкое его толкование как победы мудрости над страстями, что обсуждалось в кружке Медичи. Предлагалось и понимание картины как вообще победы сил мира над силами разрушения. В таком случае ее содержание близко содержанию картины «Венера и Марс».