Давид и Ионафан — Рембрандт Харменс Ван Рейн

Давид и Ионафан — Рембрандт Харменс Ван Рейн

Давид и Ионафан   Рембрандт Харменс Ван Рейн

Картина голландского художника Рембрандта ван Рейна «Давид и Ионафан» или «Прощание Давида с Ионафаном». Размер картины 73 x 62 см, дерево, масло. Новейшие исследования на примере исторических произведений наглядно доказали, что Рембрандт при работе над определенной темой всегда тщательно продумывал ее содержание, начиная от источника, независимо от того, где берет свое начало поиск художником сюжета — в определяемых ли настроением мысленных представлениях, в определенной традиционной теме или в определенном конкретном тексте, толкуемом часто в связи с личной жизненной ситуацией.

Иконографический анализ позволяет установить преобладающий вариант. Если Рембрандт не придерживается текста буквально, то он обращается к известной ему часто из собственной коллекции художественной традиции, из которой он перенимает свои сюжеты; случается так, что он поправляет перенятые образцы, исходя из текста, либо, следуя традиции, отклоняется от текста.

Характерна тенденция Рембрандта обогащать отдельную сцену дополнительными мотивами, придавая ей тем самым характер рассказа; с другой стороны характерен также метод выделения и возведения в самостоятельную историю отдельных элементов повествования. Исследователи творчества голландского художника связывают замысел картины Рембрандта «Давид и Ионафан» с библейским рассказом из Первой книги Царств.

Иудейский царь Саул стремился погубить молодого Давида, опасаясь, что он займет его трон. Предупрежденный своим другом, царевичем Ионафаном, победитель Голиафа Давид прощается с Ионафаном у камня Азайль. Ионафан суров и сдержан, лицо его скорбно. Давид в отчаянии припадает к груди своего друга, он безутешен. Вероятно, написанию этой скорбной картины способствовали тяжелые события в личной жизни Рембрандта, смерть Саскии.

Но именно в это время в творчестве Рембрандта наступает пора зрелости. На смену эффектным драматическим сценам ранних картин художника приходит поэтизация повседневного бытия: преобладающими становятся сюжеты лирического плана, такие, как в картинах «Давид и Ионафан» , «Святое семейство» , в которых глубина человеческих чувств покоряет удивительно тонким и сильным воплощением. Казалось бы, в простых обыденных сценах, в скупых и точно найденных жестах и движениях художник раскрывает всю сложность душевной жизни, течение мыслей героев.