Диптих. Мартина ван Ньювенхофе. Левая половина — Ганс Мемлинг

Диптих. Мартина ван Ньювенхофе. Левая половина — Ганс Мемлинг

Диптих. Мартина ван Ньювенхофе. Левая половина   Ганс Мемлинг

Произведения такого типа предназначались для дома. Изображенный человек постоянно творит молитву перед Девой Марией даже в том случае, если диптих сложен и убран в футляр. Это отражает благочестие портретируемого даже в его отсутствие. Высокая деликатность изображения Богоматери тонко рассчитана в этом произведении. Молодой человек стоит на коленях прямо перед Мадонной, которая грациозно сидит перед окном, а не в небесном дворце высоко над суетным миром. Она находится в светлой комнате в его собственном доме с цветными витражами.

Зритель также имеет возможность поклоняться ей перед картиной; за спиной Марии в выпуклом зеркале отражаются две темные фигуры. Мягкими красками переливаются красный плащ и синее бархатное платье; на их фоне обнаженный младенец Иисус сидит на вышитой золотой и зеленой парчой шелковой подушке поверх турецкого ковра. Концепция пространства в произведении — одна из наиболее тщательно продуманных Мемлингом в жанре портрета. То, что мы видим за рамами из своего мира, дополняется отражением в зеркале за спиной Марии. Поэтому мы не только представляем, как выглядит изображаемое пространство, но и понимаем взаимное расположение фигур на картине.

Рамы задуманы как два фасадных окна небольшого квадратного помещения, в котором имеется еще два окна: сбоку и сзади. Слева — глухая стена. Ее, а также деревянные потолочные балки можно разглядеть в зеркале. И Дева Мария, и Мартин находятся каждый напротив своего окна. Дева Мария сидит на скамье. Слева от нее стул, на котором на синей подушке лежит открытая книга. Зеркало здесь еще больше служит цели раскрытия пространства, чем на брачном портрете Арнольфини кисти ван Эйка. Герб и девиз Мартина ван Ньювенхофе включены в стекло витража.

Художник изобразил и четыре медальона, в которых зашифровал фамилию заказчика: сеющая семечко рука над садом с цветами. На медальонах справа от Девы Марии — Святые Георгий и Христофор; вероятно, выбор именно этих святых обусловлен личным желанием заказчика. Фигуры кажутся объемными; этот объем подчеркивается игрой светотени, полученной в результате мелких мазков коричневой и белой краской поверх похожей на эмаль краски телесного цвета. Контуры морщин, кончики пальцев и ресницы выделены темными нейтральными оттенками. Они варьируются от коричневого до черного, часто с тонкой белой линией по краям для акцентирования рельефа. Волосы, глаза и губы исполнялись в последнюю очередь минимальным количеством краски, наносившейся тончайшей кисточкой.