Гадалка — Жорж де Ла Тур

Гадалка — Жорж де Ла Тур

Гадалка   Жорж де Ла Тур

Несмотря на кожаный военный камзол у юноши еще совсем детское лицо. Вероятно он ходит в коллеж, куда отправляли богатые родители своих отпрыском до достижения ими совершеннолетия — 15 лет. Гадалка и две молодые девушки слева от нее судя по их смуглой коже, черным волосам и цветастому наряду — цыганки. На двух других картинах Латура «Шулер с бубновым тузом» и «Шулер с трефовым тузом» изображена схожая ситуация.

Молодой человек, перед которым лежит горка золотых монет, проигрывает их завлеченный в ловушку куртизанкой и карточным шулером. Три картины по всей видимости объединяет библейская притча о блудном сыне пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно Эта притча из Евангелия от Луки использовалась многими художниками того времени для изображения пьянства, потасовок и разгула. Латур кажется более серьезным в сравнении с ними, он не изображает сцен беспутного образа жизни. Не беззаботность, а полная сосредоточенность сквозит в лицах жертвы и воровок на картине. Гадание и воровство были опасным занятием. Юношу ожидала, в случае поимки, в лучшем случае пара плетей от учителя, а в худшем — отлучение от церкви. Ворам, укравшим часы, отрезали уши, потом клеймили, а также могли повесить или четвертовать. Цыганкам грозило за самую малейшую провинность прилюдное бичевание и выдворение из города.

Этой картиной, на которой персонажи изображены так близко друг к другу и вместе с тем так изолированно художник хотел предостеречь от жестокого мира в который бросают человека, от мира полного стяжательства, эгоизма и подстерегающих на каждом шагу опасностей. Золотой блестит в изрезанной морщинами руке старухи, плата за ее искусство и одновременно неотьемлимый атрибут ритуала гадания. Перед тем как заглянуть в будущее она чертит им крест на белой, мягкой руке, которою ей так доверчиво протянул юноша.

Об этом обычае рассказывает Пресьоса — «Цыганочка» из одноименной новеллы Сервантеса, изданной в 1613 году. Что до крестов, все кресты, конечно, хороши, но золотой или серебряный куда лучше; а если сделать крест на ладони медной монетой, то имейте в виду, что это портит удачу… мою по крайней мере Естественно гадалка получала использованный для этой цели золотой и даже могла оставить его себе, в то время как всю остальную добычу по неписаным законам цыганского табора должна была отдать в общий котел. Например, кошелек юноши или его памятную монету, которая умело срезается с цепочки ловкими руками белокожей красавицы. Она при этом, скосив глаза, наблюдает за своей жертвой. В действии только руки и избегающие друг друга или перекрещивающиеся взгляды. Напряжение возникает из-за контраста между кажущимся спокойствием и скрытой активностью, наивностью и опытом, свежестью лиц девушек и сморщенным лицом старухи. Именно на этом напряжении построен сюжет полотна. От него не отвлекают ни яркие одежды, ни блестящая в руках гадалки монета. Особо выделяется белокожая цыганка.

Эта фигура — дань популярному в Западной Европе мифу о похищениях цыганами детей из благородных семей. Этот сюжет часто прослеживается в европейских романах и пьесах. Одна деталь на картине указывает на то, что художник был знаком с обычаями табора. Незамужние девушки ходили с непокрытой головой, замужние женщины носили волосы, убранные под чепец или платок, завязанный узлом на затылке. Платок, завязанный под подбородком, как у красавицы в центре картины, указывал на то, что девушка была уже не девственницей, но и не замужем. Возможно, имеется в виду, что она «продажная девка» у гадалки-сводницы. Может быть Латур изобразил персонажей театральной постановки, что обьясняло бы их необычно богатые для цыган наряды. Они одеты в костюмы не соответствующие, по-мнению всех специалистов, моде существовавшей в Лотарингии в XVII столетии. Например кожаный камзол, в который наряжен юноша, шнуровался в то время спереди.