Групповой портрет — Франс Халс

Групповой портрет — Франс Халс

Групповой портрет   Франс Халс

«Групповой портрет», а точнее «Групповой портрет офицеров стрелковой роты Святого Георгия», относится к раннему периоду его творчества. В те времена граждане Нидерландов, ради поддержания своей независимости, поочередно служили в народном ополчении под командованием наиболее влиятельных людей. По окончании службы устраивались торжественные обеды в честь офицеров таких подразделений. В Харлеме существовал обычай запечатлевать это выдающееся событие на холсте. Перед художником вставала большая задача: он должен был объединить на одном полотне несколько портретов, сохранив при этом непринужденность поз и композиционную свободу.

Первые работы в этом жанре явно не удавались живописцам. Халс же нашел верный подход к решению этой задачи. На групповом портрете, который был весьма официален, художнику удалось передать веселую атмосферу праздничного застолья. В его картине все двенадцать участников банкета изображены так, словно они являются давними знакомыми художника. На почетном месте, во главе стола, с бокалом в руке восседает дородный командир роты в окружении своих подчиненных. Среди офицеров выделяется маленький прапорщик на противоположной стороне картины — ему явно не хватило места за столом, однако он не досадует по этому поводу и стоит, гордо подбоченясь, словно приглашая зрителя полюбоваться своим красивым обмундированием.

Блистательно выполнял Халс и индивидуальные портреты, хотя стоит упомянуть, что такие картины писались за весьма скудное вознаграждение и в свое время не являлись особенной гордостью художника. На одном из портретов Халс запечатлел веселое лицо Питера ван ден Бруке. Портрет выполнен с такой непринужденностью, что кажется, будто лицо ван ден Бруке выхвачено из атмосферы приятной застольной беседы. Этот знаменитый купец-авантюрист с холста взирает на зрителя с приятельской фамильярностью.

Портреты Халса были весьма необычными для своей эпохи. В те времена полотна писались неторопливо, старательно, модели должны были позировать художникам на протяжении долгих дней. Халс же не признавал многочасовые сеансы позирования, он не утомлял свою модель, не заставлял ее часами сохранять неподвижность. Поэтому художнику удавалось запечатлеть человека в действии, в потоке жизни. Халс писал стремительно, ему нужно было лишь уловить момент, когда лицо человека приобретало какое-либо особенное выражение, и запомнить это мгновение.