Мадонна с семейством Куччина — Паоло Веронезе

Мадонна с семейством Куччина — Паоло Веронезе

Мадонна с семейством Куччина   Паоло Веронезе

Эта картина, вместе с тремя другими произведениям Паоло, висящими на противоположной стене в здании галереи Дрездена, составляет одну серию. Все четыре труда были написаны в 1571 году по заказу венецианской семьи патрициев Куччина, до 1645 года они находились во дворце этого семейства в Венеции, откуда картины были приобретены для моденской коллекции, а затем уже попали в Дрезден.

Картина четко разделена на две части: в левой трети восседает на троне Мадонна с ребенком, окруженная Иоанном Крестителем с флажком и ягненком и святым Иеронимом с книгой, львом и ангелом. Эта половина произведения восходит к тициановой «Мадонне Песаро»1526 года, асимметричную композицию которой Веронезе использовал не один раз, в данном случае ее справа «населяют» члены семьи Куччина. Две трети картины предоставлены этому семейству, смиренно приближающемуся на коленях к Мадонне в сопровождении трех женских аллегорических фигур основных христианских добродетелей — Веры в белом одеянии с кубком в руке, Надежды в зеленом и христианской Любви Каритас, в красном.

Две мраморные колонны, как стена, резко разделяют небесную и земную сферы. Изображенные ближе к этой границе, как бы прислушиваются к внутреннему голосу, ожидая послания из другого мира. Старший Куччина, глава семьи. Зуанантонио, стоит в полный рост рядом с колонной, его брат Альвизе с женой Зуаной и семью детьми изображен приклонив колени, самого младшего ребенка Альвизе держит на руках появляющаяся справа служанка. Вера, Надежда и Каритас особенно заботятся об Антонио, младшем брате семейства Куччина, стоящем на коленях поодаль.

Непринужденно-подвижная композиция, ритмически разделена, как в рисунке, так и в цвете, демонстрируя Веронезе на вершине его творческих возможностей. В одном и том же пространстве, художник на равных расположил и религиозные фигуры, и членов семьи Куччина, развернув перед нашими глазами картину не только богатства и гордости венецианских патрициев середины XVI века, но и их набожности.