Музыка и литература — Адольф Бугеро

Музыка и литература — Адольф Бугеро

Музыка и литература   Адольф Бугеро

В работе француза Адольфа Бугеро «Музыка и литература» изображены очеловеченные виды искусств, самых распространенных и значимых для человечества, наравне с живописью, конечно. Своих героинь автор наделил прекрасными телами и заурядной внешностью. Они сотканы из утонченных черт и проницательного взгляда, женственности и одновременно строгости и жесткости.

Литературу и музыку в исполнении живописца нельзя отнести к музам или богиням. Ведь Литература в греческой мифологии имела несколько личин, делясь на множество видов поэзии, в том числе любовную и лирическую. А Эвтерпа, вовсе, представляла собой единоначалие и музыки, и лирической поэзии. Сказать, что Бугеро раздвоил целостность Эвтерпы нельзя, поэтому остается рассуждать о его привязанности к различным аллегориям и олицетворениям, как в данном полотне. И так, две женщины, две ипостаси неодушевленного искусства пришли на ум Адольфу Бугеро в образе нежном и понятном зрителю.

Музыка обладает более утонченными чертами. Она — жгучая брюнетка с белой кожей, одета в духе античных гречанок. Руки Музыки нежны, а пальцы музыкально — трепетны. О бедро она оперла маленькую кифару. Однако инструмент имеет лишь пять струн, что исторически не верно. Кифара имеет сложную форму и замысловатую резьбу. Для сочинительства Музыка держит свиток, с уже написанным нотным станом. Судя по тому, как держится олицетворение музыки, в ее исполнении можно услышать лишь лирическую спокойную мелодию, где-то трогательную, а порой тяжелую.

Литература кажется более юной с еще подростковой припухлостью лица. Сложная укладка завитых волос сродни римской, хотя и Рим и Греция в воплощении убранства и нарядов мало чем отличались. Что держит девушка в руках? Это деревянная тонкая доска, покрытая ароматным воском и палочка с острым концом. Палочек для письма много, они скученно лежат у ног Литературы в предвкушении красивых фраз. Такой сюжет хорош для школьного класса гуманитарных наук либо музыки, городской библиотеки и музея, но смысловой нагрузки в нем не много.

Полотно прекрасно и талантливо написано без резких «выкриков» палитры. Оно, скорее, усыпляет, нежели бодрит и прядет тонкую нить связи с миром прекрасного. Но здесь нет звуков той музыки, что изображена в образе девы, и нет стихосложения из букв. Здесь есть образец академизма и таланта Бугеро — мастера одушевления неодушевленного.