Одалиска в красных шароварах — Анри Матисс

Одалиска в красных шароварах — Анри Матисс

Одалиска в красных шароварах   Анри Матисс

Одалиска в красных шароварах, описание картины Великий Анри Матисс — художник, нашедший собственный стиль в живописи, автор красочных полотен, упрощенных в отображении, но при этом насыщенных цветом и фактурным мазком. Одалиски, как героини полотен, сопровождают целый ряд произведений Матисса с одноименными названиями. Красные шаровары мелькали в портретах девушек с середины 10-ых годов 19 века, словно визитная карточка определенного периода творческой жизни живописца.

Картина «Одалиска в красных шароварах», именно та, что представлена на этой странице, написана в 1922 году. Размер подлинника составляет 84х67 см. Здесь же отражен лишь фрагмент работы, но и он позволяет созерцать затейливое письмо Анри Матисса. Хочется разобрать на составляющие детали портрета, так как манера художника такова, что каждый сантиметр покрытия маслом имеет своеобразный характер мазка — от лессировки до жирных слоев с фактурной поверхностью. Такое непостоянство объяснимо поисками Матиссом, в свое время, удобного стиля и простой художественной техники. Он писал импрессионизм, работы с точечным нанесением краски, а также примитивные формы.

Так, живопись француза Анри приобрела отголоски фовизма с его насыщенной палитрой и упрощенной конфигурацией образов. «Одалиска» Матисса имеет простую компоновку, построенную на первом — основном плане и втором с видом на обстановку комнаты. Фрагмент, к сожалению, не охватил всего интерьера. Однако видно, что стены оклеены белыми обоями с синим орнаментом, а пол устлан пурпурным паласом. Вот, здесь отображена характерная для Матисса контрастность и сочность цвета.

Девушка помещена на топчан из коричневого дерева. Не смотря на то, что поза ее непринужденна, лицо кажется напряженным и неестественно сосредоточенным. Почему? Да потому, что черты женского личика имеют схематичный характер — «точка, точка, запятая». В этой простоте есть свои плюсы — обобщение форм, акцент на всю работу в целом, а также минусы, связанные с отсутствием черт героини, свойственных каждому человеку, выражающих настроение и мимику. При этом живописец подчеркнул аристократичность дамы — ее белой коже с розовым отливом и блеском наливного яблока, убранству одежды.

Отобразив женщину в направлении «ню», так популярном в античные времена, но обретшем короткое звучание — Ню, — сегодня, творец оставил своей одалиске кружевной чепец и такие яркие штаны! О да, они стали, чуть ли, не главной деталью полотна. Узорчатая вышивка покрывает брючины из бархатной ткани. По крайней мере, глубина цвета и объемные заломы складок очень напоминают тяжелый и шершавый бархат. Распахнутый халат имеет прозрачную невесомую фактуру, чепец — кружевной головной убор, — придает образу некой детскости и озорства. И сразу видно, что гостья только что проснулась. Обращает на себя внимание незаконченность и схематичность форм — мебели, также самой девушки и рисунка на стенках. Даже эллипс столешницы написан кривовато и, в какой степени, не аккуратно. Такие нюансы характеризуют отношение Анри Матисса к конкретике образов и предметов — во главе целое, а не отдельно стоящие объекты.

Напоследок хочется добавить, что эта работа, в случае Матисса, довольно сложна в повествовании, ее можно бы еще и еще сократить до простых силуэтов и поделить, как дробное число. Но пока, художник ищет собственную простоту и говорит, что для него «…речь идет об упрощении. Вместо того, чтобы рисовать контур и заполнять его краской — причем одно изменяет другое…», ведь «упрощение гарантирует точность соединения обоих процессов, образующих теперь единое целое. Это не начало, а завершение». художник: Анри Матисс