Портрет А. Н. Струговщикова — Карл Брюллов

Портрет А. Н. Струговщикова   Карл Брюллов

В галерее портретов писателей, созданной Брюлловым в Петербурге, самым совершенным является изображение поэта и переводчика Гете — А. Н. Струговщикова. Брюллова связывала с ним дружба, подкрепленная общими взглядами на искусство. Это ему, Струговщикову, подарил с печатным посвящением свой дивный романс «Жаворонок» М. И. Глинка.

В характеристике поэтического облика Струговщикова, в серьезности его душевных переживаний, отраженных во взгляде карих глаз, в спокойной сосредоточенности лица с мягкой линией широких губ и раздвоенным подбородком нет ничего от эффектов загадочной натуры. Непринужденна и естественна его поза, правдив жест опущенной в поэтическом раздумье руки с томиком только что прочитанных стихов. Лицо Струговщикова, выступающее светлым пятном в обрамлении темных волос и черного шейного платка, повязанного большим узлом, привлекает красотой человеческого интеллекта, тонкостью чувств.

Образ поэта, созданный Брюлловым, созвучен тому пониманию творческого состояния, о котором Струговщиков писал в своих стихах «К художнику»: …То подвиг твой: его свершил В минуты чистых наслаждений Из глубины душевных сил Вылепленные Брюлловым в портрете с огромным мастерством голова и руки Струговщикова окружены мягкой игрой света и тени. В их моделировке отсутствуют резкие контрасты светлых и темных пятен, рассчитанных на экспрессивность образа.

Сохраняя излюбленную в петербургский период гамму нейтральных темных тонов, Брюллов оживил свою палитру насыщенным любимым красным цветом, в который окрашена спинка кожаного кресла, образующего живописный фон для лица и фигуры Струговщикова. «Я упрекнул его,- вспоминал свою беседу с учителем Железнов,- что он не закончил этого портрета. Брюллов отвечал: «Я тут не совсем виноват. Струговщиков всегда готов был сидеть, когда мне не хотелось работать, а когда я был расположен работать, он не хотел сидеть» .

В рассказе Железнова живо передан характер Брюллова, решительно отказывавшегося работать без натуры и творческого вдохновения. По преданию, сохранившемуся в семье Струговщикова, для портрета была сделана рама по рисунку Брюллова.