Портрет Антуана Бургундского — Рогир ван дер Вейден

Портрет Антуана Бургундского — Рогир ван дер Вейден

Портрет Антуана Бургундского   Рогир ван дер Вейден

В начале 1460-х годов единокровные братья Карл Смелый и Антуан Бургундский, сыновья известного донжуана герцога Филиппа Доброго были запечатлены на портретах. После смерти ван Эйка придворным художником был неофициально признан Рогир ван дер Вейден. Хотя многие портреты его кисти не сохранились, среди его заказчиков были многочисленные аристократы, богатые купцы, высокопоставленные чиновники и церковные иерархи. Среди высшего сословия считалось правилом хорошего тона иметь исполненные утонченным стилем изображения своих не всегда утонченных черт.

Довольно часто они исполнялись в виде образов для личного благочестия: молящийся заказчик на одной створке, а Дева Мария или Христос — на другой. Для представителей семьи герцога портрет являлся официальным изображением. Например, по копиям известен портрет герцога Филиппа и его жены Изабеллы. Портрет Антуана Бургундского по праву считается лучшим из сохранившихся документированным мужским портретом ван дер Вейдена. Антоний изображен в фиолетово-коричневой куртке с таким же узором, как и на берлинском портрете Карла Смелого.

Антуан написан на однородном темном синезеленом фоне. На его шее — цепь кавалера ордена Золотого руна; в прижатой к груди правой руке — длинная стрела. Его волосы средней длины и высокий колпак — дань моде, пик которой пришелся примерно на 1467 год и выразился в длинных волосах и высоких головных уборах. В 1861 году брюссельский музей приобрел произведение как портрет Карла Смелого. Затем изображенного рыцаря сочли Антуаном Бургундским, потом — Жаком де Лаленгом или Иоанном Португальским. Но относительно недавно обнаружился портрет этого же мужчины.

На его поврежденной обратной стороне видны остатки герба «великого бастарда Бургундии», как называли Антуана, — крепостная башня, с которой падает горящее бревно, и вторая половина его девиза: «ainsi le veul». Стрела — распространенный рыцарский и военный атрибут, иногда использовавшийся в качестве церемониального жезла турнирными судьями. Как и булава, она иногда играла роль символа власти в руках правителей и вельмож. Поражает изображение руки на портрете. Она не столько уравновешивает композицию на этом погрудном портрете, сколько приковывает к себе внимание, словно второе лицо. Рука сама по себе — целое произведение искусства: стоит проследить за тем, как контуры пальцев переходят в складки кожи между ними или сопоставить полумесяц большого пальца с изгибом мизинца.

Столь же выразительным от такого соседства становится прямое древко стрелы, хотя это всего лишь незамысловатый предмет. Человек на портрете раскрывает нам скорее свой ранг, нежели характер. Он символ цивилизации, а не индивидуальность. В этом видении кроется способ передачи черт его лица, с кожи которого сознательно убраны все возможные недостатки: отсутствуют морщины и шрамы, а губы кажутся буквально полированными. Но вместе с тем это не столько полная идеализация, сколько не до конца проявленный реализм, ограниченный в угоду стилю и всему изображению в целом.

Антуан, незаконный сын Филиппа Доброго и Жанны де Пресле, родился около 1430 года. В 1452 году его посвятили в рыцари, а в 1456 году ему был пожалован орден Золотого руна. Неоднократный победитель турниров, храбрый воин и коллекционер манускриптов, он всю жизнь служил верой и правдой своему отцу и единокровному брату Карлу Смелому. После смерти последнего в 1477 году он поступил на службу к королю Франции. В 1504 году Антуан умер. Его портрет, запечатлевший Антуана в возрасте около 30 лет, одно из последних произведений художника.