Портрет Д. Ф. Фикельмон — Петр Соколов

Портрет Д. Ф. Фикельмон — Петр Соколов

Портрет Д. Ф. Фикельмон   Петр Соколов

Графиня Дарья Федоровна Фикельмон, урожденная графиня Тизенгаузен, внучка фельдмаршала Кутузова и жена дипломата Карла Людвига Фикельмона. Ее мать Елизавета Михайловна, любимая дочь Кутузова, после гибели первого мужа стала женой русского дипломата Н. Ф. Хитрово и прожила с ним в Италии почти десять лет.

Там семнадцатилетняя Долли, младшая дочь Елизаветы Михайловны, вышла замуж за австрийского посланника и стала графиней Фикельмон. В 1829 году граф Фикельмон получил пост австрийского посла в России и супруги переехали в Петербург. Елизавета Михайловна, вторично овдовев, также вернулась в Петербург. В Петербурге Е. М. Хитрово и Долли Фикельмон стали хозяйками двух модных великосветских салонов.

«Вся животрепещущая жизнь, европейская, русская, политическая, литературная и общественная, имела верные отголоски в двух родственных салонах», — так писал об этом князь П. А. Вяземский. Дарья Федоровна Фикельмон была блестящая красавица, обладательница строгого логического ума, образованная, тонкая, умеющая вести непринужденную и занимательную беседу.

Салон Фикельмонов в Салтыковском дворце на набережной Невы был одним из самых блестящих и интеллигентных в столице. Его с удовольствием посещали П. Вяземский, А. Тургенев и Пушкин. П. Вяземский назвал его «окном в Европу»: здесь проходили встречи высших представителей дворянства, известных общественных деятелей, послов и так далее. Из бесед с графом Фикельмоном Пушкин, сам никогда не покидавший пределов России, черпал сведения о жизни Европы. А Дарью Федоровну Пушкин считал одной из самых незаурядных женщин в своем окружении.

Д. Ф. Фикельмон оставила дневник, в котором с мастерством психолога дала характеристики многих современных ей людей и событий. Этот дневник стал одним из важнейших свидетельств по поводу причин, приведших к дуэли и гибели Пушкина. В ее дневнике и письмах к Вяземскому есть точные и тонкие характеристики Пушкина, Н. Н. Пушкиной и рассказ об обстоятельствах дуэли, написанный в сочувственном к Пушкину тоне. Сохранилось одно письмо Пушкина к Фикельмон.