Портрет Д. И. Бутурлина — Алексей Антропов

Портрет Д. И. Бутурлина — Алексей Антропов

Портрет Д. И. Бутурлина   Алексей Антропов

13 июля 1762 года из Петербурга в Москву была отправлена группа живописцев для украшения триумфальных ворот перед коронацией Екатерины II. Среди них был и А. П. Антропов. После совершения торжеств двор задержался в древней столице почти на год, так что у художника оказалось довольно времени, чтобы исполнить здесь целый ряд портретов. Так появились изображения членов семьи Бутурлиных, богатых московских дворян, владевших обширными поместьями, в том числе и знаменитым селом Палехом — центром иконописания.

Глава семьи Д. И. Бутурлин в духе идеалов эпохи Просвещения и патриархальных традиций русской старины управлял своими имениями разумно и справедливо. Например, сохранившиеся его письма к бургомистру Палеха содержат требования решать спорные вопросы на общем собрании крестьян, «по мирскому приговору». Портрет этого привлекательного человека принадлежит к лучшим творениям Антропова, хотя по живописи своей после портрета А. М. Измайловой он может показаться несколько архаичным, «парсунным» и потому, на первый взгляд, неожиданным. Такое впечатление не случайно, оно связано с определенными художественными приемами, напоминающими иконопись. Портрет Дмитрия Ивановича Бутурлина исполнен, согласно надписи на обороте, когда ему было 59 лет. Энергичное, с крупными чертами лицо, словно вырублено из крепкого дерева. В живом взгляде темных глаз чувствуются твердость характера, обстоятельность и ясность ума.

Стремясь передать телесность, осязаемость объекта изображения, художник делает очень четкой и выпуклой лепку лица и фигуры, которые, как бы выходят за плоскость холста и напоминают ярко раскрашенный скульптурный рельеф. Лицо модели идеализировано, его контуры и черты отличаются безупречной ровностью, форма строится с помощью обобщенных рафинированных линий, размер глаз преувеличен. К тому же Антропов избегает здесь теней, благодаря чему лицо кажется источающим свет, но плоскостным и словно вырезанным из твердого материала.

Иконопись напоминает и декоративное красочное великолепие портрета. Его цвет, особенно синий, очень глубокий по тону и яркий, придает образу большую активность. Антропов подчеркивает конкретные черты характера, достигая предельной убедительности и жизненности образа, не углубляясь в мир духовной сути модели. Прямолинейность художника в передаче человеческой натуры, сочные, контрастные световые сочетания обнаруживают своеобразие его таланта и крепкую связь с народным искусством.