Портрет Глафиры Ивановны Алымовой — Дмитрий Левицкий

Портрет Глафиры Ивановны Алымовой — Дмитрий Левицкий

Портрет Глафиры Ивановны Алымовой   Дмитрий Левицкий

К тому, что уже было сказано о портрете Г. И. Алымовой можно добавить следующее: как и в портрете Левшиной особое внимание художник уделяет созданию глубинно-пространственной композиции, показу объема фигуры девушки.

Однако помимо этого Левицкий диагональю арфы делит пространство картины на две неравные части, отличающиеся не только цветовым решением, но и своим «весом»: легкое, прозрачное, с едва видимыми струнами пространство, занимаемое арфой, контрастирует с более светлой правой частью полотна, содержащей фигуру девушки. Четкую грань этих двух частей нарушают лишь руки девушки и придерживающее арфу левое колено. Не исключено, что Левицкий намеренно «прячет» правую руку Алымовой за ее левым предплечьем, оставляя на виду лишь часть ладони — именно для того, чтобы сохранить и сделать более видимой указанную разграничивающую диагональ. Итак, не имея первоначально общего замысла портретной серии «Смольнянок», Левицкий тем не менее создал единую сюиту, содержанием которой явилось обаяние и красота юности.

Портреты связаны единством формальных приемов, ритмом движений, общностью композиционного построения, использованием условного театрального пейзажного фона, где доминирует человек. В этих работах проявился дар Левицкого в создании декоративного ансамбля, рассчитанного на оформление дворцового зала, понимание художником портрета, как большой композиционной картины. Левицкий сумел убедительно и остро передать атмосферу некоторой манерности и кокетства, окружавшую воспитанниц Смольного института.

По удачному выражению одного критика, в этих портретах выразился «простодушно-хитроватый взгляд здорового и веселого мастера, порядочно-таки издевавшегося в душе над всей этой комедией, но способного в то же время оценить художественную ее прелесть». Но живое реалистическое чувство художника не позволило ему ограничиться одной только показной и парадной стороной изображаемого; в несколько жеманной игре «благородных девиц» он увидел черты искренности и непосредственности.

Манерность его танцовщиц иногда производит впечатление наигранной, напускной; но за ней неизменно ощущается подлинное увлечение танцующих девушек и их неподдельное детское веселье. Левицкий не льстит своим персонажам, не приукрашивает их некрасивых лиц и даже намеренно подчеркивает угловатую неловкость их движений. Реалистическая тенденция, пронизывающая весь цикл «смольнянок», как бы преодолевает условную форму парадного портрета и выдвигает работу Левицкого в ряд наиболее передовых явлений русской живописи второй половины XVIII века. А по силе художественного выражения и по уровню мастерства «смольнянки» принадлежат к числу самых совершенных созданий русского и мирового искусства той эпохи Один из исследователей назвал «смольнянок» «чудом живописи». Эта оценка не кажется преувеличенной: «смольнянки» выделяются даже на фоне лучших живописных достижений XVIII века.

Рисунок Левицкого отличается безупречной верностью и острой выразительностью. Но особенно значительны его достижения в области колористики и верной передачи жестов и движений позирующих ему девушек. В ряду произведений Левицкого «смольнянкам» принадлежит выдающееся место. В этих ранних полотнах с очевидной наглядностью выступают лучшие стороны творчества художника, острая и меткая наблюдательность, стремление к правдивой жизненности образов. В более поздних портретах, быть может, яснее проявляются качества Левицкого-психолога; но по силе поэтического чувства «смольнянки» остаются непревзойденными.