Портрет М. Х. Франгопуло — Зинаида Серебрякова

Портрет М. Х. Франгопуло — Зинаида Серебрякова

Портрет М. Х. Франгопуло   Зинаида Серебрякова

Еще одним новым, что внесли 1920-е годы в портретное творчество художницы, была тема театра. Работы, связанные с ним, как и произведения «крестьянского» цикла, оставили ее имя в истории русской живописи первой четверти XX столетия. Не известен повод для появления этой темы — был ли это вначале чей-либо заказ или увлечение под воздействием соседей, завзятых балетоманов Д. Д. Бушена и С. Р. Эрнста, а также то, что старшая из девочек, Тата, с зимы 1921 года начала профессионально заниматься балетом. Уже в январе 1922 года Екатерина Николаевна сообщала сыну: «Вообще [в] эту зиму мы окунулись в балетный мир.

Зина рисует балерин раза три в неделю, кто-нибудь из молодых балерин ей позирует… и два раза в неделю Зина ходит с альбомом за кулисы зарисовывать балетные типы». В том же 1922 году появились «Портрет балерины Л. А. Ивановой в костюме исполнительницы pas de trois из балета Н. Н. Черепнина «Павильон Армиды», «Портрет М. Х. Франгопуло», «Портрет Е. А. Свекис», «Портрет балерины А. Л. Даниловой в костюме для балета Н. Н. Черепнина «Павильон Армиды»». Молоденькие актрисы изображены в костюмах персонажей балетов: Свекис — из «Спящей красавицы», Франгопуло — из «Карнавала», Иванова и Данилова — из «Павильона Армиды».

В соответствии со своим характером и особенностью роли, они позируют, стоя или сидя, как бы готовясь к предстоящей роли в спектакле. Юные, большей частью, очень красивые, прекрасно сложенные, гордо держащие головы на высоких шеях, балерины уже познали радость успеха, окунулись в волнующую атмосферу театральных кулис. Полные сознания своей девичьей прелести, грациозные и женственные, они то спокойны, то — чуть стеснительны.

Сдержанна и изысканна в своем бело-зелено-лиловом наряде, спроектированном Бенуа для балета «Павильон Армиды», Александра Дионисьевна Давыдова, в те годы солистка Академического театра оперы и балета. Пытливо, с немым вопросом смотрит на зрителя своими огромными карими глазами Лидия Александровна Иванова — в пышном красном платье, украшенном крупными жемчужинами, также созданном по эскизам Бенуа. Доверчиво глядят полные затаенной страсти глаза Мариэтты Харлампиевны Франгопуло. Она дивно хороша в перламутровом восточном балахоне.

Работы выполнены пастелью; как позже писала дочь Татьяна Борисовна, «в своеобразной, только ей присущей манере, используя пастозность наложения, легкую штриховку и растушевку. По плотности цвета, лаконичности и строгости рисунка эти произведения не уступают работам, исполненным маслом». Все упомянутые портреты и ряд других были экспонированы в том же 1922 году на выставке «Мир искусства» в Петрограде. Они имели широкий резонанс, очень понравились Сомову, записавшему в дневнике: «Я уговаривал Зину сделать большую балетную портретную картину по этюдам, которые я видел!». Вероятно, этой задаче были подчинены работы последующих лет.