Портрет мистера Эндрюса с женой — Томас Гейнсборо

Портрет мистера Эндрюса с женой — Томас Гейнсборо

Портрет мистера Эндрюса с женой   Томас Гейнсборо

Мистер и миссис Эндрюс, запечатленные Гейнсборо, владели большим имением неподалеку от Седбери, родного городка художника. Их портрет он написал вскоре по возвращении в Суффолк из Лондона. Нужно отметить, что пейзаж в этой композиции играет не менее важную роль, чем собственно портрет супругов Эндрюс, — ему Гейнсборо отдает больше половины полотна.

Впрочем, заказчикам не на что было обижаться — ведь живописец потеснил их не ради какого-нибудь абстрактного ландшафта, но ради их собственного имения. Роберт Эндрюс, как видно, только что возвратился с охоты. Он стоит, небрежно облокотившись на спинку скамейки, на которой сидит Френсис Мери, его юная жена. Заметьте, что один фрагмент ее платья остался недописанным. Вероятно, художник намеревался изобразить в руках миссис Эндрюс птицу, принесенную ее мужем с охоты, но затем по какой-то причине отказался от этого намерения.

Супруги Эндрюс смотрят прямо на зрителя, но есть в портрете один персонаж, который на зрителя не обращает внимания, — это охотничья собака мистера Эндрюса, преданно глядящая на своего хозяина. В «Портрете мистера Эндрюса с женой» органично сочетаются два жанра, которые составили славу Гейнсборо, — портрет и пейзаж. Что касается последнего, то он написан с необычной для героя нашего выпуска точностью и, если так можно выразиться, топогра-фичностью. Например, белая башня, виднеющаяся вдали, за кронами деревьев, — это вполне конкретная башня церкви святого Петра, где в 1748 году венчались мистер и миссис Эндрюс. Работая над «Портретом мистера Эндрюса с женой», Гейнсборо сначала изобразил фигуры людей, а затем пейзаж.

Любопытно, что собственно с заказчиков художник написал только лица. Их позы и платья он дописывал у себя в мастерской — при помощи манекенов, одетых подобающим образом. Нужно сказать, что Гейнсборо всегда писал драпировки самостоятельно, «из головы». Работа с моделью ему для этого не требовалось. Тем удивительнее его умение передавать фактуру ткани и располагать ее складки самым естественным образом — так, что ни один, даже самый искушенный, зритель не смог бы заподозрить, что эти складки, тени и блики являются плодом воображения мастера.

Весьма искусно, например, написано голубое платье миссис Эндрюс. Художнику замечательно удалось перенести на холст блеск и прохладу атласной ткани.