Поругание Христа — Ганс Гольбейн

Поругание Христа — Ганс Гольбейн

Поругание Христа   Ганс Гольбейн

«Страсти Господни в серых тонах» считаются одним из главных творений Ганса Гольбейна Старшего. Цикл получил такое название благодаря серой монохромной колористической гамме, выполнен в технике гризайль, имитирующей скульптуру. Это 12 картин о последних эпизодах земной жизни Христа.

Картина «Поругание Христа» показывает одну из последних сцен, составляющих цикл эпизодов «Суда над Христом», после чего Христос был распят. Согласно Евангелию от Марка, «…воины отвели Его внутрь двора, то есть в преторию, и собрали весь полк. И одели Его в багряницу, и, сплети терновый венец, возложили на Него; И начали приветствовать Его: радуйся, Царь Иудейский! И били Его по голове тростью, и плевали на Него и, становясь на колени, кланялись Ему».

Христос изображался обычно на троне, установленном на подиуме, у него на голове терновый венец, одет он в багряницу и держит тростниковый скипетр. Воины со сжатыми кулаками готовы ударить его или опускаются перед ним на колени в издевательском почтении.

Согласно широко распространенным правилам, господствовавшим в итальянской живописи XV-XVI веков, изображались двое солдат, каждый держит трость или палку, с помощью которых они насаживают терновый венец на голову Христу, и эти их инструменты в этот момент образуют фигуру креста.

Увенчание Иисуса терновым венцом, учиненное римскими воинами, было одним из способов насмехаться и издеваться над Христом. Венец был древним символом силы, правления и почета. Венками из лавра в античные времена венчали героев и поэтов. Римляне для Христа сплели венок из колючего терновника вместо лавра.

Что касается самого венца, то немецкие и нидерландские мастера изображали колючки огромных размеров. И на картине венец впивается в лоб Христа, источая капли крови.

Ганс Гольбейн Старший был сыном своего времени и изображал понятные его современникам символы и атрибуты. И мы еще раз убедились в том, что Гольбейн Старший в своей живописной манере никогда не стоял на месте, он был знаком с канонами и обычаями итальянских художников, безусловно он знал картины выдающихмя мастеров Возрождения. В то же время влияние нидерландской живописи прослеживается во всем его творчестве.