Самсон и Далила — Питер Рубенс

Самсон и Далила — Питер Рубенс

Самсон и Далила   Питер Рубенс

Согласно Ветхому Завету Библии, Самсон — сын Манои — был избран Богом, чтобы помочь израильтянам одолеть своих врагов — филистимлян. В обмен на принятие обета не бриться и не стричься, Самсон получил сверхъестественную физическую силу, которую он охотно использовал в своих приключениях.

К сожалению, герой влюбляется в соблазнительницу Далилу, в долине Сорек. Когда филистимляне прознали об этом, они подкупили женщину за 1100 шейкелей серебра, дабы та разузнала секрет силы Самсона. В конце концов, она выясняет, что его мощь исчезнет, если отрубить волосы. Однажды ночью, пока Самсон спал, Далила требует сбрить его волосы слугу, после чего филистимляне ворвались и одолели мужчину. Позже, Самсон, чьи волосы отросли, обрушил свою жестокую месть на похитителей.

Эта история легла в основу большого числа религиозных картин, созданных в эпоху барокко. Свое виденье истории было у Рембрандт. Гуэрчино.

В этом шедевре библейского искусства Рубенс показывает спальню Самсона, который лежит в объятьях возлюбленной Далилы. На заднем плане филистимлянские солдаты ждут момента, чтобы наброситься на ослабленную жертву.

Рубенс использует различную символику, чтобы выделить обман Далилы. Например, руки парикмахера скрещены — это символизирует ложь. Позади, на стене, расположена статуя Венеры, богини любви, со своим сыном. Это намек на то, что именно любовь стала причиной поражения Самсона. Стоящая за спиной Далилы старая женщина, держащая свечу, не упоминается в Библии, добавлена Рубенсом, вероятно, как символ того, что в будущем ждет предательницу.

На первый взгляд сцена выглядит довольно спокойной, но на самом деле полна напряжения. Особое внимание стоит уделить положению руки женщина на спине еврейского героя. Это может интерпретироваться как любящий жест, но Далила лишь успокаивает Самсона, дабы тот не пробудился и не убил возлюбленную за измену.

Мастерское использование светотени, на что, вероятно, повлияли работы Караваджо, подчеркивает великолепное телосложение героя. Итальянское влияние проявляется также в выборе цвета. Чувственность сцены усиливается благодаря ярким краскам и текстуре. В частности пестрому красному платью Далилы, узорным коврам и драпировки ткани, свисающей с потолка.