Сцены таитянской жизни — Поль Гоген

Сцены таитянской жизни — Поль Гоген

Сцены таитянской жизни   Поль Гоген

Второй таитянский период Гогена стал очень плодотворным. В коллекции автора появилось много жарких, насыщенных жизнью и позитивом произведений — таитянских пасторалей. «Сцена таитянской жизни» — работа, тему которой искусствоведы относят к мифологическому жанру. Простому обывателю трудно судить о сказочности этого сюжета, по причине незнания мифов исторических фактов Океании. Порой этого и не нужно вовсе. Ведь цель живописи не всегда должна иметь конкретный подтекст. Достаточно написать красивое полотно, и оно станет востребованным.

Однако тематика представленной картины отражает самобытность островитян, особенности их поведения, одежды, а также пейзажа ночной природы. В отличие от многих картин того периода, эта выделяется неким сумбуром происходящего, темной палитрой и тревогой. «Сцена» исполнена в технике сухого письма и напоминает фреску с сухим письмом. Края затерты до такой степени, что фактура холста пробивается наружу, оголяя рисунок переплетения нитей. Сиреневое пятно на дальнем плане выглядит странно, можно сказать, лишним.

Напрашивается мысль о том, что Гоген просто закрасил неудачный участок. В работе появился персонаж — мужчина, уже примечательно. Торс его наклонен вперед, словно герой готовится бежать. Сюжет тревожит своим настроением, здесь задействованы и сторонние наблюдатели, и всадник на вздыбленном коне, даже пес на переднем плане с напряжением ожидает чего-то страшного из ночной глуши. О том, что Гоген изобразил ночь, говорит синева неба — глухая, насыщенная и густая. Безлунное небо нависает тяжелой плоскостью над беспомощными героями. Кстати, разброс людей по холсту вносит дисбаланс в композицию.

Здесь нет объединяющей их детали, автор что-то упустил из виду, разорвав сюжет на отдельные сцены. В этой картине есть и еще один нюанс, характерный для гогеновской живописи — плоскостное отображение, казалось бы, объемных деталей, а также отсутствие теней, которые должны бы отбрасывать персонажи. Такое упущение живописных приемов наделяет картинку местечковым характером. Однако, это стиль письма Гогена, он угадывается и характеризует его самобытность.