Сегодня мы не пойдем на рынок — Поль Гоген

Сегодня мы не пойдем на рынок — Поль Гоген

Сегодня мы не пойдем на рынок   Поль Гоген

Таитянская живопись — это центральный пласт всего художественного наследия Поля Гогена. И хотя, он утверждал: «написанные здесь картины пугают меня, публика их никогда не примет» , живописец не уставал восхищаться новым окружающим его миром полным красок, натуральности и наивности.

Картина «Та матете» или «Рынок» также известная под развернутым названием «Сегодня мы не пойдем на рынок», была написана художником в 1892 году. Она предельно красноречиво демонстрирует то, что Гоген неустанно находился в поисках новых средств выразительности: новая необычная экзотическая натура требовала новых стилистических воплощений. Черпал новые идеи живописец не только из окружающей природы — с собой на остров Гоген привез коллекцию фотографий. Снимки Парфенона, египетской гробницы и прочих культовых достопримечательностей не раз помогали мастеру в работе.

Вот и на этой картине мы видим пять девушек в ярких одеждах, профиль которых ничто иное, как прямая цитата традиционных египетских фресок — застывшие позы, статичные фигуры, особенности расположения фигур в пространстве.

На заднем плане картины зритель может заметить рыбаков, которые облачены лишь в набедренные повязки и точь-в-точь копируют египетских мужчин — согнутые фигуры, застывшие в одинаковых позах, создают монотонный ритм, напоминающий нам плеяду груженых рабов, изображенных на стенах гробниц и храмов нынешнего Луксора.

Гоген для себя объединял первобытный мир древнего Египта, оставивший свидетельства на фресках сырых стен и диковинный мир Таити, стремясь постичь и тот и другой.

В остальной технике Гоген тяготел к красочности и декоративности — яркие краски, чистые цвета, освобожденные от полутонов, и четкая ясная линия. Картина лишена объема и глубины — вся композиция решена почти плоскостно, и это еще одна причина, заставляющая нас вспомнить египетскую фреску.

Пройдет немного времени и стилистика Гогена снова преобразиться, демонстрируя художественному миру новую ни с чем не сравнимую эстетику, за которую живописца будут ругать современники, и превозносить потомки. «Рынок» же наряду с другими подобными картинами, станет общепризнанным шедевром, объединяющим черты египетского искусства и фантазию великого Гогена.