Шестикрылый Серафим. Азраил — Михаил Врубель

Шестикрылый Серафим. Азраил — Михаил Врубель

Шестикрылый Серафим. Азраил   Михаил Врубель

Михаил Врубель, хорошо знавший классическое искусство и литературу, говоривший на нескольких языках был открыт и легок в общении. Но при всем том от него исходила гипнотическая сила, как если бы он обладал каким-то тайным знанием, которое не считал возможным развивать перед своими коллегами. Загадочность, заложенная природой в натуре Врубеля и проявившаяся в его произведениях, и по сей день вызывает споры среди исследователей творчества художника.

Картина «Шестикрылый серафим», обычно недооцененная по экспрессии и живописи превосходит «Демона поверженного». Во многом это скорее сдержанный и многозначный финал всего пути художника в поисках и Демонов и Пророков.

В этом произведении удивительным образом соединились эффект яркого, сияющего витража и выполненная плотными, угловатыми, мозаичными мазками живопись. Серафим наделен гипнотизирующим взглядом самой судьбы, а меч и светильник в его руках — поистине символической значительностью: сталь источает ледяной холод, споря с розовеющим, вещим, завораживающим и грозным светом лампады.

Созданное в 1904 году в стенах университетской клиники В. П. Сербского, это произведение принадлежит к высшим проявлениям творческого духа Врубеля. «Огнеподобный» посланник Бога, ангел с пламенным взором, покровитель художника-пророка и его требовательный судия, словно напоминает о высшей миссии избранника, призывает к служению — «глаголом жечь сердца людей», будить их души «от мелочей будничного величавыми образами».

Незабываем этот неотвратимо надвигающийся лик в облаке черных волос, с бездонными глазами, эта поднятая рука, держащая меч. Возмездие и высшая, суровая справедливость. И написал его жгучими, ослепительными красками, в блеске драгоценных камней, но кому придет в голову рассуждать о «декоративности» перед этой картиной?

В возвышенном строе картины, в свойственной ей «истовости» чувства ощутим отблеск переживаний Врубеля времени работы над холстом «Демон поверженный». Изумительный по красоте колорит воспринимается как воспоминание о блеске византийских мозаик Венеции и Равенны, которыми художник любовался в дни своей юности. Работа написана поверх композиции 1901 года «Пасхальные голоса».

В литературе полотно известно под несколькими названиями: «Ангел с мечом и кадилом», «Азраил» и «Херувим».