Сирин и Алконост. Песнь радости и печали — В. М. Васнецов

Сирин и Алконост. Песнь радости и печали — В. М. Васнецов

Сирин и Алконост. Песнь радости и печали   В. М. Васнецов

Традиционными славянскими символами радости и печали считались две райские птицы: Сирин и Алконост. В православных бестиариях о «сиринах» говорится, что это полулюди-полуптицы, обоеполые, поющие настолько сладкие песни, что слышавший их теряет рассудок, идет на голос, не замечая пути, падает в воду и умирает. По другой версии: забывает жизнь свою, уходит в пустыню и, заблудившись, умирает.

Сирины или вилы — духи водяных источников, умеющие летать. Впоследствии это племя в русском лубке превращается в одну единственную птицу. В легендах Западной Европы птица Сирин считается воплощением несчастной души. Имя ее легко соотнести с греческими «сиренами», легенды о которых могли быть привезены в Древнюю Русь торговым людом, ходившим по рекам от самой Византии и Греции. Сирены — хищные красавицы с головой и телом прекрасной женщины и с когтистыми птичьими лапами. Они дочери владыки пресных вод Ахелоя и одной из муз. От отца они унаследовали дикий и злобный нрав, а от матери — божественный голос. Своим волшебным пением сирены заманивали на свой остров мореходов — те разбивали корабли о прибрежные рифы, а сами гибли в водоворотах или в когтях искусительниц. Сирен в древности часто изображали на надгробных памятниках и называли Музами Загробного мира.

Об Алконосте, в православной традиции, сообщается, что это птица, которая выкладывает свои яйца в морскую глубину посреди зимы, а яйца эти ПРАЗДНЫ — не портятся и наверх всплывают, как только приходит срок. Алконост не сводит взгляда с поверхности воды и ждет всплытия, потому очень трудно выкрасть яйцо Алконоста. Если это удается, то такое яйцо люди вешают под паникадилом в церкви, что является символом целостности и единения всего приходящего в нее народа.

Птица Алконост — пример Божьего Милосердия и божественного промысла, потому в те семь дней, когда Алконост своих деток высматривает, море спокойно. Корабелы эти дни ценят и называют Алконостскими или Алкионовыми. Последнее наименование позволяет соотнести происхождение Алконоста с греческой легендой о царице Алкионе. Дочь Бога ветра Эола, супруга царя Кеика, царица Трахины, Алкиона тщетно пытается отговорить своего мужа от морского путешествия-паломничества к святилищу Аполлона Кларосского в Малую Азию. Кеик попадает в бурю и погибает вместе со всеми своими спутниками.

Алкиона долгие месяцы ждет своего мужа на берегу, к которому и выносит его труп. После этого Алкиона поднимается на утес и бросается с него в море. Боги смилостивились над Алкионой и воды коснулось не женское тело, а маховые перья с крыла зимородка. Алкиона и значит «зимородок». Эта птица несет яйца и высиживает птенцов зимой, гнезда строит на морском берегу. Пение Алконост радостно, поскольку она обещает Рай. Пение Сирин, как указывают средневековые источники, щемяще, Сирин тоскует о потерянном Рае, просит о возвращении на небо. В современной культуре Сирин и Алконост нерасторжимы, это устоявшиеся символы Горестного и Радостного пения.