Служанка с кувшином молока — Ян Вермеер

Служанка с кувшином молока — Ян Вермеер

Служанка с кувшином молока   Ян Вермеер

Эта картина считается одной из лучших работ Вермеера. Сюжет ее весьма необычен. Художник редко изображал, «бедную жизнь» и простых женщин из народа. Обыкновенно служанки присутствуют в его работах лишь в соседстве с хорошо одетыми богатыми дамами. Заметно, между тем, что Вермеер получает огромное удовольствие, выписывая грубую фактуру предметов, присутствующих в «Служанке с кувшином молока».

Мутное, давно не мытое оконное стекло, лиф платья из дешевого полотна, стена с облезшей штукатуркой, мусор на полу — все эти детали проработаны не только тщательно, но и любовно. Неизменно очаровывает зрителя и фигура главной героини полотна. Ее поза исполнена спокойной сосредоточенности. Огрубевшие в работе руки девушки так привычно и ловко держат кувшин, что их жест кажется даже изящным. Лицо служанки нельзя назвать красивым. Но так удивительно подмечена в нем мастером мимолетная свежесть юности, так падает на него утренний свет из окна, что оно кажется бесконечно милым.

Самую главную роль в этой картине играет, конечно же, свет. Он определяет атмосферу всей сцены. Если присмотреться к наиболее светлым участкам работы, можно увидеть, что Вермеер пишет свет кластерами. Эти кластеры, особенно хорошо видны на горлышке кувшина и ручках корзинки с хлебом.

Пока льется из кувшина молоко Яна Вермеера, безусловно, можно назвать одним из тончайших лирических живописцев. Он мастерски изображает вещи: хлеб на его картине выглядит более «хлебным», чем в жизни, туго накрахмаленный чепец служанки сияет белее снега. Но разве в этом власть художника над зрителем? Сор на полу кухоньки, солнечный блик, дрожащий на ручке кувшина, — все это само по себе, отдельно друг от друга ничего не значит. Тогда в чем дело? Едва ли не самая лучшая картина Вермеера -«Служанка с кувшином молока».

Тонкая струйка молока, выливаемого в миску, обозначает собой нечто, что лишь очень приблизительно можно выразить словами «в то время как». Льется молоко, и на лице служанки — утренняя, «невыспанная» припухлость, и сор еще не выметен за дверь, а в оконном переплете не хватает одного стеклышка. И все это вместе — пока льется из кувшина молоко — становится тем, что легче воздуха. И почему-то — уж неизвестно, как и почему, — именно эта временность больше всего похожа на вечность.