Стол и стулья — Андре Дерен

Стол и стулья — Андре Дерен

Стол и стулья   Андре Дерен

В начале XX века Андре Дерен был одним из самых многообещающих молодых французских живописцев. Впечатлительный и импульсивный, Дерен легко поддавался влияниям, однако благодаря большому таланту перерабатывал их по-своему. В 1905-1906 годах он примыкал к фовистам, причем, был среди них одним из наиболее «диких».

Полотна Дерена этого периода, наряду с работами Матисса,- лучшее из того, что создала живопись фовизма. Но уже в 1907 году художник, познакомившийся с кубистическими исканиями Пикассо, начинает работать в манере, близкой кубизму. Последовательным кубистом Дерен не стал, но создал своеобразную интерпретацию этого направления.

В натюрморте «Стол и стулья» легко различимы черты влияния кубизма. Дерен подчеркивает конструкцию вещей; желая выявить объемность предметов, усилить ощущение пространства, изображает весь натюрморт сверху. Композиция картины строится на повторяющемся мотиве круга: круглый стол, на нем кружки видимых сверху ваз и рюмок, шарообразные плоды в вазе. Интересно отметить, что Дерен не выдерживает последовательно единую точку зрения: хлебницу на столе он изображает не сверху, а сбоку.

Здесь Дерен также следует за кубистами, которые считали, что множественность аспектов дает зрителю более полное представление о предмете. Картина выдержана в суровом коричнево-серо-зеленом цвете, тоже характерном для кубистов. Тонкий колористический талант Дерена проявляется в том, как живописец разнообразит коричневый цвет, увязывая его с соседними тонами: занавес имеет красноватый оттенок, кувшин — желтый, спинки стульев — коричневато-серый. Однако, используя некоторые приемы кубизма, Дерен останавливается на полдороге.

Деформация предметов не всегда ведет у него к выявлению их конструктивной основы. Дерен в своем натюрморте стремится к более «реальному» освещению, чем Пикассо, и это вносит в картину определенный стилистический разлад. И, наконец, Дерен не может отказаться от любования отдельными деталями: он тщательно выписывает плетение хлебной корзинки, передает узор на зеленой скатерти. Такие черты, уместные в ранних картинах Дерена, привели его впоследствии к холодному и фальшивому натурализму.

Картина поступила в Эрмитаж в 1948 году из Государственного музея нового западного искусства в Москве.