Танец — Альфонс Муха

Танец — Альфонс Муха

Танец   Альфонс Муха

Картина «Танец» популярного модерниста конца XIX начала XX веков, Альфонса Мухи, напоминает сказочную иллюстрацию. Насыщенные контрастные цвета и декоративность главного персонажа на фоне орнаментального плана — характерные элементы ответвления модерна — ар-нуво. Эта ветвь художественного искусства была особо любима автором и звучала во многих его коллекциях.

«Танец» Мухи — яркая литография. Как прекрасный плакатист и оформитель, Муха любил литографию с ее сложным исполнением, заполнение краской трафаретов и насыщенным результатом. Подобная техника позволяла изготавливать очень сочные полотна благодаря специальному пигменту и оригинальному авторскому оттиску. Представленная литография с танцующей женщиной — динамичная работа.

В движении застыли и героиня, и кусок драпировки за ее спиной, и копна огненных волос, и шлейф. Словно вырванный кусок из задорного пляса запечатлена сцена в ярком полотне. Несмотря на пластичность героини ее формы аппетитны и далеки от балетного идеала. Быть может, это простолюдинка или олицетворения самого танца в образе полуобнаженной Девы. Пунцовые скулы говорят о разгоряченном танцем теле. Словно пышная булка женщина хрустит коричневой упругой коркой кожи, тепла, свежа и аппетитна. Альфонс Муха разул свою танцовщицу, впрочем, его женщины всегда босы. Мало того, легкая ткань, что прикрыла круглую грудь, спешит упасть к ногам женщины. Как она держится — загадка. Лепестки мазков краплака напоминают маковые обрывки. Они вьются, заполняя фон и придавая дополнительную динамику вечного движения.

Для оформления пустоты углов художник прибег к орнаменту из стилизованных насекомых. Это белые бабочки, сбившиеся в стаи. Они парят над сухими головками хризантем. Шлейф ткани переходит в тонкие линии дорожки, убегающей вперед. Рамка картины стилизованна под тонкую нить веревки, заплетенной в сложное макраме. Множество пересечений завитков, округлых линий, контуров, улетающих в невесомость — признаки Модерна.

Автор играет с прямыми, разбивая их на кусочки, гнет складки драпировки, наделяет восковой податливостью тело танцовщицу, заставляя плясать не только героиню, а также взгляд ошеломленного зрителя, особенно того, кто рожден был мужчиной. Эта работа ягодная, летняя, музыкальная. Контрастная палитра первого плана прекрасно гармонирует с безликим размытым фоном. Колорит полотна очень теплый, практически обжигающий, как острая мексиканская фасоль. Привкус красок дополняет остроту танца горячей альфонсовской барышни.