Утренний туман в Мисима — Андо Хиросигэ

Утренний туман в Мисима — Андо Хиросигэ

Утренний туман в Мисима   Андо Хиросигэ

Пейзажи Хокусая имеют нечто общее и с классической живописью Японии, и с укиэ XVIII века, но в то же время принципиально отличны от них. Классический дальневосточный пейзаж, по существу, игнорировал реальный облик изображаемого, стремился посредством природных форм воплотить философские идеи о бытии Вселенной, в то время как у Хокусая он всегда связан с конкретной местностью, топографические особенности которой нередко уточняются с помощью надписей. Конкретность пейзажей Хокусая отличается от конкретности укиэ XVIII века, где изображение природы не выходило за рамки добросовестных и несколько неуклюжих топографических штудий.

Хокусай постоянно делал наброски с натуры, но в процессе работы над произведением перерабатывал их, создавая обобщенный образ природы, но не умозрительный, как в классической живописи, а основанный на конкретном мотиве. Многие его пейзажи символичны. Достаточно вспомнить один из самых знаменитых листов «Красная Фудзи», который и до сих пор воспринимается как воплощение души: Японии. Впрочем, большинство работ Хокусая не являются чисто пейзажными: скорее, они стоят на грани пейзажа и жанровой картины. Сказывается это не столько в композиционном решении, сколько в смысловых акцентах произведений.

В гравюрах Хокусая природа выступает как среда, в которой протекает активная, деятельная жизнь людей. Изображение природы не было самоценным, оно должно было подчеркивать значимость реальной, повседневной жизни человека.