Явление города Делфта — Сальвадор Дали

Явление города Делфта — Сальвадор Дали

Явление города Делфта   Сальвадор Дали

Сюрреалистичное и тяжелое произведение «явление города Делфта» сложно спутать с творением другим мастеров. Разумеется, это Сальвадор Дали и конечно, это работа второй половины его творческой деятельности. Многомерность пространства, апофеоз и символизм отдают привкусом сажи в совокупности с контрастирующими тенями и тихим безветрием.

Разбирая по частям полотно можно судить о назначении той или иной детали как об отдельно взятом предмете: домики на горизонте, закат, вооруженные алебардами стражники, автомобиль из красного кирпича, предмет интерьера — комод… Совокупность же разрозненных частей заражает зрителя болезненным сознанием, таким, какое владело мыслями Сальвадора. О смысле, заложенном в представленную работу, можно судить на свой лад. Но воинственность полотна очевидна. Интерпретировать картину можно, как тревожный посыл врагам и недоброжелателям.

Дремлющие солдаты и остроконечные алебарды представляют собой смешение силы и мужественности, дремлющего неистовства на крышке стола. Анализируя вид пейзажа, невольно сознание отправляется в окрестности Делфта, написанные Вермеером в 1658-60гг. И это небо с сизыми облаками, и шпили крепости-дворца на горизонте, и цветовое решение, — словно «слизаны» со старинного полотна.

Нельзя сказать, что Дали занимался плагиатом, но явная схожесть с той картиной есть. Быть может, Сальвадор решил сохранить забытый пейзаж старого Делфта, усадив своих вояк на подступах к городу для охраны уходящей эпохи сланного Делфта. Он создал уют, отверг все механическое, превратив старое авто в каменную труху.

Уже и побег вырос, зацепив корпус автомобиля ветвями, и стражники превращаются в папиросную бумагу… Но путь закрыт, а закат остался навсегда закатом. Работа «Явление города Делфта» стала одной из последних сюрреалистических до переломного момента в творчестве автора. Суха по технике, многолика по содержанию. Написана она в преддверии обращения Сальвадора к академизму и, пока еще, дышит антиреальностью.