За мир! — Федор Решетников

За мир! — Федор Решетников

За мир!   Федор Решетников

Такова картина Ф. П. Решетникова «За мир!» Это произведение посвящено одной из самых острых проблем современности — борьбе за мир. Писатель, взявшийся за рассказ на сюжет картины художника, воссоздал бы страницы послевоенной забастовки французских докеров, отказавшихся грузить оружие для новой войны. Он рассказал бы о том, что мир на земле отстаивают не только взрослые, но и дети. И, может быть, свой рассказ он начал бы с истории жизни маленького Этьена или Франсуа — современного Гавроша.

Прошло много лет с тех пор, когда на парижских баррикадах погиб маленький Гаврош, но он не умер, этот отчаянный и дерзкий, веселый и добрый мальчишка. Горящее сердце Гавроша озаряет путь к счастью, свободе и справедливости миллионам людей. Искорка сердца парижского гамена — в сердце Павлика Морозова и Сережи Тюленина, маленького кубинца или грека, жителя Хиросимы или Леопольдвиля. Искорка сердца Гавроша и в сердце Франсуа. Может быть, его звали и не так, но он был сыном французского докера и потомком славного Гавроша.

За свои десять или двенадцать лет жизни он видел много горя. Не огорчение от того, что сломалась любимая игрушка или ветер унес бумажного змея, а взрослое, большое горе — война, нужда, тяжелые и невозвратимые утраты… И Франсуа стал старше своих десяти или двенадцати лет. Он узнал истинную цену войны и мира и встал рядом со взрослыми под развевающееся знамя с изображением голубя. Он отлично знал теперь, что голубь — это не просто красивая птица, предмет восхищения всех мальчишек, это символ мира.

Поэтому и нарисовал белую голубку на стене дома его младший товарищ. А другой, чуть постарше, забравшись на спину приятеля, пишет большие буквы «Ра1х!». Малыш держит ведерко — в нем не песок для игры, а краска для лозунга, для призыва, для борьбы. Самому младшему из этой мальчишечьей компании очень страшно, но он полон мужества, этот малыш, и жест его, которым он протягивает свое ведерко, бесконечно трогателен и выразителен. Франсуа старший в этой группе. Он весь внимание, весь напряжение.

Недетски серьезны и проницательны его глаза, плотно сжат маленький рот. Вся фигура — олицетворение тревоги и напряженности. Эти ребята отлично понимают, что их занятие не невинные детские шалости, а серьезная политическая борьба, помощь, которую они оказывают своим отцам и старшим братьям, вышедшим на демонстрацию.

Демонстранты здесь же рядом, за углом на площади, где небо просвечивает сквозь пустые глазницы окон разрушенного еще во время войны огромного здания. А в подворотне трусливые и злобные господа. «Скорее, разогнать, дубинкой их», — кажется, кричат они полицейскому. Не сдобровать ребятам, если полицейские застанут их здесь, лозунги полицейские сотрут, но эти мальчишки будут писать их снова и снова до тех пор, пока не победит мир…