Загадочная вода (Таинственный источник) — Поль Гоген

Загадочная вода (Таинственный источник) — Поль Гоген

Загадочная вода (Таинственный источник)   Поль Гоген

Таитянское название полотна звучит как «Папе моэ». И это классический случай для всего творчества Гогена — даже самую обыденную ситуацию он стремился облагородить, и даже придать некие мистические черты.

Картина «Таинственный источник» была написана с помощью фотографии, которая запечатлела пьющего из тонкого ключа молодого юношу. На полотне юноша превратился в полуобнаженную девушку в длинной набедренной повязке. Обычный ключ превратился с легкой руки живописца в некий таинственный источник, полный скрытых тайн. Тонкая струя выливается в некую небольшую речушку, которую Гоген изобразил колористическими переливами желтого, оранжевого и золотого.

Пытливый зритель может найти упоминание об этой картине в автобиографической книге «Разное»: «В цирке, окрашенном в странные цвета, подобно потокам то ли дьявольского, то ли божественного напитка, таинственный источник бьет ключом в искаженные губы Неведомого». После, автор сетует, что на выставке Дюран-Рюэля, кто-то воскликнул, мол, где ж такое Гоген увидел, поражаясь аллегоричным характером данной работы, призванной воплотить житейскую ситуацию. И тут же парирует — только мудрый человек стремится проникнуть в суть окружающего мира, сумев рассмотреть в нем все тайное.

Картина невероятно сильна по своему цветовому воплощению — чрезвычайно яркие краски, которые, несмотря на всю контрастность при фрагментарном рассмотрении, соединяются в гармоничный сюжет.

Весь окружающий пейзаж пестрит яркими цветами, настолько экзотичными, что, кажется, невозможно гармонично вписать сюда человеческую фигуру не растеряв этой волшебной первозданности. Но у живописца это филигранно получилось. Более того, именно к этому он стремился в воплощении таитян и их быта — в этой неразрывной связи с природой видел Гоген высшее благо, в первую очередь, для себя.

Сбежав от чванливого европейского мира на дикий, как ему казалось, остров, и здесь ему было суждено разочароваться — неумолимый вихрь прогресса добрался и сюда, понемногу вытесняя все самобытное и «природное». Сам же Гоген стремился успеть ухватить ускользающее таинственное волшебное прошлое нового для него экзотического мира, подарив тем самым более сотни чудесных работ, открывавших всем доселе неведомую эстетику.