Гайд-парк, Лондон — Клод Моне

Гайд-парк, Лондон — Клод Моне

Гайд парк, Лондон   Клод Моне

В Лондоне Моне встречает Добиньи и Писсарро, с которым работает над видами Темзы и туманами Гайд-парка. Для эффектов тумана трудно было выбрать время удачнее. Зима 1870-1871 годов в Лондоне — наихудшая за все столетие.

Присутствие тумана особенно чувствуется в видах Моне на парламент, открытый лишь годом раньше, Грин-парк, Гайд-парк и Лондонский Пул. Он сам любил лондонский туман, в чем и признавался Рене Жимпелю: «Лондон мне нравится больше, чем английская сельская местность. Да, я обожаю Лондон. Он как масса, как ансамбль, и при этом такой простой. Больше всего мне нравится лондонский туман. Как английские художники девятнадцатого века могли писать свои дома кирпич за кирпичиком?

На своих картинах они изображали даже кирпичи, которые они даже видеть не могли. Лондон я люблю только зимой. Летом город хорош своими парками, но это не идет ни в какое сравнение с зимой и зимними туманами: без тумана Лондон не был бы красивым городом. Туман придает ему удивительную масштабность. Под его таинственным покровом однообразные, массивные кварталы становятся грандиозными». Впоследствии он будет неоднократно приезжать в Лондон и напишет больше лондонских пейзажей, чем любой из знаменитых художников. В Лондоне и Моне и Писсарро много работали.

Годы спустя Писсарро писал английскому критику Уинфорду Дью-Херсту : «Мы с Моне увлекались лондонским пейзажем. Моне работал в парках, а я, живя в Нижнем Норвуде, в то время очаровательном пригороде, занимался эффектами тумана, снега и весны. Мы писали с натуры. Мы также посещали музеи. Конечно, мы были под впечатлением от акварелей и картин Тернера и Констебла, полотен Старого Кроума. Мы восхищались Гейнсборо, Лоуренсом, Рейнолдсом и другими, но в особенности нас поражали пейзажисты, разделявшие наши взгляды на пленэр, свет и мимолетные эффекты. Среди современных художников нас заинтересовали Уатс и Россетти.