Оплакивание Христа — Джироламо-Маркези-да Котиньола

Оплакивание Христа — Джироламо-Маркези-да Котиньола

Оплакивание Христа   Джироламо Маркези да Котиньола

Приобретена из коллекции Эстерхази в 1870 году. Маркези был эклектиком. В его работах ощущается влияние Франческо Франчи, Марко Пальмеццано и Рафаэля. Однако самое большое влияние на него оказал другой котиньольский художник — Франческо Заганелли, любивший декоративный эффект драпировок. Одна из работ Заганелли — фрагмент алтарной росписи — хранится в Музее изобразительных искусств в Будапеште. Маркези работал во многих городах в Болонье, Римини, в городах Романьи, в Риме и Неаполе.

В результате эклектичности творчества Маркези трудно расположить его произведения в хронологическом порядке. Можно лишь установить, что в его поздних произведениях сильнее чувствуется воздействие Рафаэля и умбрийских мастеров. На будапештской доске некоторые детали, в первую очередь изображение волос, напоминают еще Франческо Заганелли. С этой картиной очень сходна другая работа Маркези — «Христос, несущий крест», — находящаяся в Лувре и датированная 1520 годом. Вероятно, будапештская картина написана в это же время.

Подобные композиции неоднократно встречаются в кругу художников, относящихся к школе Романьи. Впервые такая композиция была создана Джованни Беллини в его картине на подобную же тему, написанную им в 1475-1480 годах на фронтоне алтаря церкви Сан — Франческо в Пезаро. Но если композиция Беллини, видимая зрителями снизу, производит глубокое драматическое впечатление, то картина Маркези, хотя и передает определенное горькое сострадание, в сущности, не производит должного воздействия, не захватывает зрителя.

Громадная возвышающаяся фигура Никодима на картине Беллини здесь теряется в композиции. Пейзаж на заднем плане, который у Беллини был нейтральным, не бросался в глаза, на картине Маркези в результате детального, слишком подробного изображения природы отвлекает внимание, поглощает контуры, а сила выразительности монументальных форм значительно ослабевает, теряется.

Во всех прочих многочисленных вариантах, повторяющих композицию Беллини тоже нет того перспективного изображения, рассчитанного на обозревание картины снизу, которое делало бы ее впечатляющей; видимо, все они писались с расчетом, что будут расположены невысоко. Будапештская картина снабжена подписью, которая находится на листе бумаги, так называемом «cartellino», в левом нижнем углу: Jieronimus De Marehesys De Cotignola Faclebat.