Мария со спящим младенцем — Джироламо да Тревизо

Мария со спящим младенцем — Джироламо да Тревизо

Мария со спящим младенцем   Джироламо да Тревизо

Приобретена в 1975 году у Хубы Чете. Ранее находилась в гамбургском собрании Вебера, продана с аукциона в 1912 году в Мюнхене антикваром Лепке; в 1912-1924 годах находилась в будапештском собрании Шандора Ледерера, затем в собственности его наследников.

Выставлялась в 1937-1938 годах на выставке «Старые итальянские мастера. Картины, статуи из венгерских частных собраний» в будапештском Национальном салоне; в 1946 году — на выставке «Старые мастера в венгерских частных собраниях» в будапештском Музее изобразительных искусств и в 1973 году на выставке «Искусство Ренессанса в Европе» там же.

Сохранилось сравнительно мало произведений этого мастера. Это его подписное произведение попало в Венгрию благодаря одному из самых образованных венгерских коллекционеров Шандору Ледереру, ученому, обладавшему обширными познаниями и тонким вкусом.

Джироламо да Тревизо продолжал традиции муранской школы, был последователем прежде всего Бартоломмео Виварини. Для его ранних работ характерно преобладание твердой линии и ломающихся форм. Это произведение несет на себе печать именно этих стилевых особенностей, однако здесь проявляется и новая черта: мастер воспользовался преимуществами техники масляного письма, распространившейся в Венеции во второй половине 1470-х годов; колорит картины мягок, шелковист. Нетрудно заметить в этом влияние Джованни Беллини.

Автор нашей картины позаимствовал у него композицию. О точно таком же произведении работы Беллини нам неизвестно, следовательно, это произведение Джироламо да Тревизо не слепое подражание, а вариант схожей по теме «Мадонны» Беллини, написанной около 1475 года.

В венецианской живописи эта композиция вообще получила широкое распространение, известно много копий с нее и вариантов. Джироламо в основе своей был провинциальный мастер. Он усвоил кое-что из новейших достижений живописи, но пользовался ими не последовательно. Характерный пример: художник сумел великолепно изобразить мягкую парчу, создав полную иллюзию ткани, но в изображении пейзажа на заднем плане отсутствует угол зрения художника; в те времена воздушная перспектива уже вошла в повседневную практику ведущих мастеров венецианской школы, а на нашей картине ее нет совсем.