Портрет сэра Томаса Чалонера — Энтони Ван Дейк

Портрет сэра Томаса Чалонера — Энтони Ван Дейк

Портрет сэра Томаса Чалонера   Энтони Ван Дейк

Антонис ван Дейк, ученик и младший современник Рубенса, — один из крупнейших художников Фландрии XVII века.

В 1632 году ван Дейк, приняв приглашение английского короля Карла I, переезжает в Лондон. В жизни и деятельности живописца начинается новый период. Обласканный королем, который возвел его в рыцарское звание и женил на представительнице знатного рода, заваленный заказами, ван Дейк становится модным портретистом английской аристократии. Под кистью мастера возникает галерея виднейших представителей предреволюционной Англии. Художник передает в созданных образах и надменное ничтожество, и духовную силу, и красоту характера героев.

Портрет сэра Томаса Чалонера, выполненный в самом конце 30-х годов, является превосходным образцом заказных работ. С холста на нас смотрит сорокапятилетний мужчина с волевым, нервным, болезненным лицом, обрамленным копной растрепанных волос и тонким кружевным воротником. На его плечи небрежно наброшен черный шелковый плащ. Энергичным жестом правой руки он указывает на эфес своей шпаги. Обстоятельность и меткость психологической характеристики изображенного персонажа явились важным завоеванием искусства ван Дейка.

Художник сумел разглядеть даже те черты характера портретируемого, которые проявились значительно позже-тогда, когда Томас Чалонер выступил свидетелем обвинения в суде над архиепископом Лодом, приговоренным к казни за государственную измену, и тогда, когда подписал смертный приговор Карлу I. Но, наряду с волевыми чертами, ван Дейк отмечает у своей модели и болезненную дряблость кожи, и покрасневшие веки, и мешки под глазами, явившиеся, может быть, следствием невоздержанности. Известно, что при роспуске Долгого Парламента, членом которого был Чалонер, Кромвель обозвал сэра Томаса пьяницей.

«Портрет Томаса Чалонера» приобретен для Эрмитажа в 1779 году в составе знаменитой коллекции Уолполя. Любопытно отметить, что при продаже он был выдан за портрет отца изображенного, которого тоже звали Томасом. Скорее всего, это сделали умышленно, чтобы не вызвать недовольства Екатерины II, которая, возможно, не пожелала бы покупать портрет «цареубийцы». Под ошибочным именем портрет числился в каталогах Эрмитажа до 1893 года.