Старый музыкант — Эдуард Мане

Старый музыкант — Эдуард Мане

Старый музыкант   Эдуард Мане

Мане — художник, любимый современными ему художниками — многочисленными последователями, которые увидели в нем образец свободы и современности: от Моне и Сезанна до Матисса и Пикассо. Разрушитель академизма и родоначальник нового течения в живописи Эдуард Мане говаривал: «Я рисовал то, что видел».

Эмиль Золя оценивал манеру Мане как «ясную и серьезную живопись, изображающую натуру с грубоватой нежностью». «Первое впечатление, которое производит любое полотно Эдуарда Мане, немного суровое и терпкое. Мы не привыкли видеть такое простое и искреннее толкование действительности», — писал Золя. К началу 60-х годов XIX века творчество Мане еще не было по-настоящему реалистическим: в нем еще ощущалось некоторое тяготение к романтизму, особенно в выборе темы. Художник был способен на такие полотна, как «Рыбная ловля», законченное в 1863 году.

В 1862 году Эдуард Мане пишет картину «Старый музыкант», на которой изображена группа людей, как бы выброшенных из общества. Среди них — старый еврей, фактически тот же любитель абсента, что на более ранней его картине, маленькая цыганка с ребенком и двое мальчиков. Идеализированный образ Артиста — изгоя сильно напоминает работы братьев Ленен, работавших в XVII веке. «Старый музыкант» — самая грандиозная композиция Мане: около 2,5 м в длину и 2 м в высоту, в ее реализме он равняется на Курбе и Веласкеса.

Картина Мане менее зрелищная, более консервативная, но более берущая за душу, воспроизводит то, что художник наблюдал, прогуливась в простонародных кварталах Маленькой Польши, поблизости от своей мастерской. Прообразом странствующего музыканта был Жан Лагрен, глава цыганского оркестра, живший в парижском квартале Батиньоль. Маленький мальчик в центре картины — возможно актер популярного Commedia dell»arte. Эта картина — первая работа Мане, отражающая современный ему Париж, и одна из немногих, где он определенно изобразил беднейшие слои общества, обратившись к ним ранее, чем к фешенебельному миру, который будет занимать его в более поздних работах.