Битва под Москвой — Павел Рыженко

Битва под Москвой — Павел Рыженко

Битва под Москвой   Павел Рыженко

Диорама показывает события, разворачивающиеся на подступах к Москве на Бородинском поле в октябре 1941 года. Воины 5-й армии, основной силой которых стали сибирская 32-я Краснознаменная стрелковая дивизия и переданные ей части Московского военного округа, сдерживали продвижение противника. Они сумели остановить наступление гитлеровцев лишь на шесть суток, но это дало возможность Ставке подтянуть резервы и организовать новый рубеж обороны на направлении Звенигород — Наро-Фоминск, ставшим в итоге непроходимым для противника. — Здесь главный герой — командир 32-й Краснознаменной стрелковой дивизии Полосухин, ведущий свою дивизию в атаку.

Автор не случайно выбирает для своей картины именно Бородинское поле сражений. Позиции Советских войск находились в местах былых сражений, где когда-то генерал-квартирмейстер Кутузов расположил русскую армию. — На картине видны Главный монумент русским воинам, героям Бородинского сражения, на батарее Раевского и памятник Лейб-гвардии Литовскому полку от Московского полка. В руках советских воинов художник изобразил развивающиеся знамена 1812 года, выданные из музея солдатам для поднятия воинского духа.

Все это сделано намерено, как символы величия народного духа и победы во время Отечественной войны 1812 года, а значит и символы защиты Москвы. — Павел Викторович Рыженко через символику воздействует на эмоции и чувства зрителя. Он обращает наше внимание на философский подтекст — перерождение человека. — На Бородинском поле солдаты не могли не ощутить дух прошлого Великой страны. Они уже не просто граждане Советского союза, а прежде всего русские, защитники своей родины с многовековой историей и традициями, защитники своего народа, что накладывало на бойцов ответственность, еще небывалую в истории России.

В войне стоял вопрос не о независимости нашей Родины, но о самом существовании Российского государства. — Возможно поэтому советские войска со всей решимостью и неукротимой волей оказали ожесточенное сопротивление в защиту столицы, что не могло не вызвать изумление у противника. Нацистские генералы не могли понять, почему русские, несмотря на откровенно тиранический режим и катастрофические последствия первых немецких ударов, выстояли, не потерпели полного краха, подобно французам и многим другим народам и государствам, которые разваливались от ударов менее мощных.