Отречение апостола Петра — Рембрандт Харменс Ван Рейн

Отречение апостола Петра — Рембрандт Харменс Ван Рейн

Отречение апостола Петра   Рембрандт Харменс Ван Рейн

Картина голландского живописца Рембрандта ван Рейна «Отречение апостола Петра». Размер картины 154 x 169 см, холст, масло. Человек стоит перед выбором. Человек, который не справляется и все-таки призван идти своим путем, исполнять свое задание. Человек — в разладе с самим собой, в противоречии, современник Рембрандта; творческая диалектика художника вновь и вновь ставит его перед жизненными испытаниями, критически и с участием.

Картина Рембрандта явно следует тексту апостола Луки, только там находится то примечательное, образно преобразованное рембрандтовской психологией предложение: «Тогда Господь, обратившись, взглянул на Петра…». «Как мощнй блок, охваченный широкими плоскостями шерстяного плаща, возвышается грузная фигура Петра. Твердо и тяжело обрамляет плащ сильное широкое лицо апостола с открытым лбом, прямым благородным носом, окладистой бородой и большими добрыми глазами.

Как предназначенная для вечности статуя вырастает его фигура среди толпы грубых и жестоких людей: служанки и охранников… Стражник передней группы, написанный даже для того времени с необычайной объемностью, грозит разрушить всю композицию. Острее, чем в выражении лица Петра, ощущается в этой неуравновешенности композиции стремление Петра остаться верным.

Грубые и пошлые фигуры этой группы, образующие жанровую картину, тяжестью своих тел и заурядностью существования подавляют апостола, не понимая его достоинства и величия. Неотесанный воин, сидя на краю колодца, положил свой короткий меч на его край, нахлобучил свой красивый, прекрасно написанный шлем на колено и готовится отпить крепкий глоток из фляги. Служанка же, чувствуя себя уверенно в окружении ее вооруженных приятелей, светит апостолу нахально в лицо, неуклюже положив руку со свечей на его плечо, а другой, как рефлектором, направляет свет на благородный лик. Она уже произнесла слова: «И этот был с ним». Пьющий отстраняет флягу, его взгляд мрачнеет, охрана за ним прислушивается, готовясь схватить подозрительного.

Чудовищно напряженный момент! Петр отрекается от свего учителя. Его взгляд так невинен, что никто не сомневается в нем, но он сам не выдерживает. Он пытается уйти, уклониться. Движение обеих рук выдает его… Петр даже не краснеет или, вернее, Рембрандт, странным тусклым красным светом, заполняющим всю картину, делает так, что этого никто не замечает, даже смотрящий на картину зритель» .