Пир Валтасара — Василий Суриков

Пир Валтасара — Василий Суриков

Пир Валтасара   Василий Суриков

Попав в Академию художеств в Петербурге, талантливый сибиряк, Василий Суриков не только постигал технические премудрости искусства, чтобы выработать свою манеру, но и находился в поисках своих сюжетных тем. Одно из увлечений живописца в годы ученичества — Античная история.

«Пир Валтасара» — первая яркая, уже «взрослая» картина, за которую молодой художник был удостоен первой премии. Валтасар — герой Библейской книги Даниила, последний халдейский правитель Вавилона. В историю вошло его знаменитое пиршество, когда царь использовал священные сосуды из Иерусалима, в которых ему и его гостям подавали питье и яства. В самый разгар веселья гости на стене заметили внезапно появившуюся надпись — «мене, мене, текел, упарсин», что означало «исчислено, исчислено, взвешено, разделено». Таким образом Господь указал Валтасару на его скорую смерть и крах его царства. Именно этот момент, когда пирующие гости замечают таинственные и пророческие слова и изобразил Суриков.

В первую очередь обращает на себя внимание композиция картины — многофигурный сюжет отличается стройностью и ритмом. Позже сам художник вспоминал, что в годы учебы он значительную часть времени уделял именно композиции, за что и получил прозвище — «композитор».

В центре картины — Валтасар, окруженный наложницами, слугами, жрецами и охранниками. Утопая в кричащей роскоши, он ощущает себя властелином мира. Однако вся эта живая вакханалия с полуобнаженными девами, пьяными гостями, музыкантами и экзотическими животными вдруг замирает на месте, устремив взгляд на противоположную стену, где светятся надписи, расшифровать которые по силам лишь иудейскому пророку Даниилу. И вот в глазах пирующих явственно ощущается ужас, кувшины с вином опрокинуты, все смолкло, а яркая молния, сверкнувшая над городом, только усиливает ощущение страха и рока.

Многие искусствоведы склонны усматривать в этом полотне признаки академизма, но проявляющийся отпечаток темпераментного «суриковского» стиля уже можно различить. Суриков отмечал, что наиболее интересующий его исторический период в те годы — это время, когда на развалинах великой Древней Римской империи, началось воцарение христианства, и эта работа только подтверждает этот трепетный интерес живописца.