После купания — Эдгар Дега

После купания — Эдгар Дега

После купания   Эдгар Дега

Работа Эдгара Дега «После купания» написана автором в том возрасте, когда мужчину уже нельзя искусить или чем-то удивить. Опытность художника объясняет точную передачу женского тела, возрастных нюансов и изменений. Героиня сюжета еще молода. Ее сформировавшееся тело уже не так угловато, колени не остры, а плечи приобрели приятную покатость. Волосы собраны в аккуратную плотную ракушку и имеют медный цвет, не тронутый сединой. Черты ее лица мало угадываются, но профиль выдает подтянутый подбородок и тонкую шею. Вероятно, девушке еще нет тридцати.

Комната, куда поместил героиню Эдгар Дега, напоминает прачечную. Здесь кучи белых простыней, скорее всего изо льна или хлопка. На одной из них расположилась босоногая женщина. Ее маленькие пальчики впились в губку или кусок текстильного материала и с усердием натирают влажную кожу. Смешная поза открывает одинокое времяпрепровождение, в комнате нет никого, кроме самой героини. Захламленность, что царит в каждом углу, окутала домашним теплом даму. Даже спинка стула кажется обжитой и засаленной. Видимо, она пользуется популярностью.

Теплая гамма уживается с темно-бирюзовым цветом пола. Пастель, что выбрана художником в качестве основного материала, раскрошилась и оголила процарапанные места розового цвета. Бумага состарилась и потеряла былую упругость. Поэтому изображение превратилось в потертый кусок пастельной живописи, ценный своим возрастом и авторством. Цветные мелки не частые гости в руках живописцев. Тем интересней кажется картина «После купания». Дега, пользуясь уникальным свойством пастели, ложиться на бумагу в зависимости от степени нажатия ил растушевки — то ярче, то бледнее, виртуозно манипулирует цветом.

Для проработки переднего плана автор избрал штриховку, растирание белого цвета на оголенной спине, обозначив блик от солнечного света. А вот дальний план, например гардины, имеют четкий абрис складок. «После купания» — картина с бытовым сюжетом. Она понятна, за счет чего востребована. Здесь не надо домысливать и угадывать. Автор просто говорит на языке искусства с теми, кто также может принять ванну и увлеченно вытирать капли и остатки мыльной пены с собственного тела.