Портрет Ф. Н. Голицына в детстве — Иван Вишняков

Портрет Ф. Н. Голицына в детстве   Иван Вишняков

На подрамнике портрета мальчика Голицына сохранившаяся надпись «кн. Федора Николаевича Голицына на 9-м году своего возраста» дает основание для датировки картины не ранее 1758 и не позднее 1760, что по времени является последней из дошедших работ этого мастера. Военный камзол — отнюдь не дань карнавальной моде.

Детей из знатных дворянских семей еще при рождении записывали в армию, так что к совершеннолетию они получали офицерский чин. В предыдущие столетия pебенок считался маленькой копией, уменьшенным вариантом взрослого человека — отсюда и обращение на «вы» к сиятельным детям и наряды, как у взрослых.

Федя Голицын нарисован в такой позе, в какой обычно изображали умудренных жизнью и опытом полководцев: подбоченясь, по-хозяйски засунув руку за борт камзола, перетянутый поясом, он крепко стоит на широко расставленных ногах. Прислоненное к стулу ружье намекает, что Федя в свои юные годы — отличный охотник; взгляд же его проницателен и мудр, как у ловкого придворного.

Одежда, в данном случае мундир конногвардейца, трактуется подчеркнуто декоративно. Цветовые пятна темно-синего, почти черного кафтана и красного камзола, золотого шитья подчеркивают светлоый тон, которым написаны лицо и волосы ребенка. В портрете мальчика Голицына прослеживается русская традиция портретной живописи, которая вела свое начало от парсунной живописи Древней Руси. В основе выразительности парсуны лежал контраст подкупающей правды изображения лица и условной, как бы распластанной на плоскости фигуры.

Художник еще не свободен от прежних иконописных принципов письма: нейтральный глухой фон высветлен вокруг фигуры мальчика подобно нимбу над головой святого. Передача объемов также не входила в творческую задачу: изображение нарочито плоскостно, никаких градаций цвета, наоборот — как в живописи русских авангардистов, каждому цвету на этом старинном полотне отведен свой сегмент.