Портрет Н. И. Новикова — Дмитрий Левицкий

Портрет Н. И. Новикова — Дмитрий Левицкий

Портрет Н. И. Новикова   Дмитрий Левицкий

Новиков Николай Иванович — знаменитый общественный деятель. Родился 26 апреля 1744 г. в селе Авдотьине, в семье достаточного помещика; обучался в Москве в университетской гимназии, но в 1760 г. «за леность и нехождение в класс» исключен был из «французского класса». В начале 1762 г. поступил на службу в Измайловский полк и, как часовой у Измайловских казарм в день воцарения Екатерины II, был произведен в унтер-офицеры. Уже во время службы своей в полку Новиков обнаруживал «вкус к словесным наукам» и склонность к книжному делу; издал две переводные французские повести и сонет.

В 1767 г. Новиков был в числе молодых людей, которым в комиссии депутатов для сочинения проекта нового уложения поручено было ведение протоколов. Участие в работах комиссии ознакомило его со многими важными вопросами русской жизни и с условиями русской деятельности и сделало его лично известным Екатерине. В 1768 г. Новиков вышел в отставку и вскоре стал издавать еженедельный сатирических журнал «Трутень» «Трутень» вооружался против злоупотреблений помещичьей властью, против неправосудия и взяточничества, выступал с обличениями против очень влиятельных сфер. По вопросу о содержании сатиры «Трутень» вступил в полемику со «Всякой Всячиной», органом самой императрицыя. В 1772 г. Новиков выступил с новым сатирическим журналом — «Живописцем», лучшим периодическим изданием XVIII века «Живописец» проводил те же идеи, что и «Трутень» Друзья еще в 1775 г. зазывали его в масонство, но Новиков долго колебался, не желая связывать себя клятвой, предмет которой ему был неизвестен.

Масоны очень дорожили вступлением Новикова; вопреки своим правилам, они сообщили ему содержание первых трех «степеней» до вступления его в ложу. Новиков не был удовлетворен елагинской системой, в которую он вступил, и только позже он нашел «истинное» масонство в системе Рейхеля, в которой «было все обращено на нравственность и самопознание». Уже в ноябре 1777 г. Новиковым открыто было училище при церкви Владимирской Божьей Матери, на 30 и 40 человек, с пансионерами и приходящими учениками, платными и даровыми, впоследствии названное Екатерининским. В следующем году было открыто второе училище. В 1779 г. Херасков — куратор Московского университета и масон, предложил Новикову взять в аренду университетскую типографию и издание «Московских Ведомостей». Новиков переехал в Москву. Быстро приведя в порядок и значительно расширив университетскую типографию, Новиков менее чем в три года напечатал в ней больше книг, чем вышло из нее перед тем в 24 года.

Своей издательской деятельностью он хотел создать обильный и доступный запас полезного и занимательного чтения для обширного круга читателей. На 448 названий книг, изданных Новиковым, насчитывается 290 книг светского содержания, а также значительное число книг духовного содержания, не касающихся масонства. С целью удешевления книг Новиков вступил в отношения со всеми существовавшими тогда книжными лавками, отпускал книгопродавцам на льготных условиях товар в кредит, иногда десятками тысяч экземпляров, устраивал книжную торговлю не только в провинциальных городах, но и в деревнях. Наряду с книгоиздательскими предприятиями Новикова шла и педагогическо-благотворительная деятельность его кружка. В голодный 1787 г., когда Новиков в широких размерах оказывал помощь голодающим. Средства к этому доставил гвардейский офицер Григорий Максимович Походяшин, сын уральского горнозаводчика, который отдал в распоряжение Новикова все свое громадное состояние. Деятельность Новикова была в полном расцвете, когда над ним собиралась уже гроза. Напечатанная Новиковым «ругательная» история иезуитов, которым покровительствовала императрица, была запрещена. В 1790 г. в Москву назначен был главнокомандующим князь Прозоровский, человек невежественный, жестокий. Он посылал на Новикова доносы, вызвавшие командировку в Москву графа Безбородко, для производства негласного дознания. Безбородко не нашел никаких поводов к преследованию Новикова.

Не находя доказательств против Новикова, Прозоровский просил о присылке знаменитого следователя того времени, Шешковского, и представлял о неудобствах передачи дела Новикова обыкновенному суду. Еще до окончания следствия императрица указом от 10 мая 1792 г. повелела тайно перевезти Новикова в Шлиссельбургскую крепость, где новые его допросы вел Шешковский. 1 августа 1792 г. императрица подписала указ о заключении Новикова в Шлиссельбургскую крепость на 15 лет. Император Павел I в первый же день своего царствования освободил Новикова. Новиков был взят в крепость еще в полном развитии его сил и энергии, а вышел оттуда «дряхл, стар, согбен». Он вынужден был отказаться от всякой общественной деятельности и до самой своей смерти прожил почти безвыездно в Авдотьине, заботясь о нуждах своих крестьян и об их просвещении