Жертвенник — Микалоюс Чюрленис

Жертвенник — Микалоюс Чюрленис

Жертвенник   Микалоюс Чюрленис

Происхождение архитектурных форм Микалоюса Константинаса Чюрлениса можно в равной степени соотнести и с Востоком, и с различными древними цивилизациями — от Мессопотамии и Египта до Центральной Америки. Но в сознании художника выстраивалась и его собственная, ни на что непохожая архитектура, как будто он видел перед собой некую давно исчезнувшую Атлантиду и стремился вновь и вновь ее воссоздавать. Изображенный на этой картине жертвенник — одно из наиболее величественных сооружений «архитектуры Чюрлениса». И в противоположность многим его архитектурным композициям, где башни, крепости, города погружены в забвение, этот жертвенник живет и «действует»: он курится возносящимся к небу ритуальным дымом, который идет от огня, горящего на верхней площадке величественного алтаря. На поверхностях его — яркая, то есть как бы не потускневшая от времени роспись.

Зритель смотрит на жертвенник с высокой точки, открывающей взгляду земную поверхность, — так, как она видна из окна самолета, когда суша превращается в подробную географическую карту с извилистыми лентами рек, явственной линией морского берега и далью моря, заполняющего все поле зрения, так что для небес остается лишь узкая полоса. Изобразив жертвенник «действующим», художник позволяет зрителю видеть некоторую подробность из жизни воображаемой и, по-видимому, весьма далекой от нас цивилизации. Но деталь, не сразу заметная, как то нередко у Чюрлениса, вдруг требует сближения с нашим, новым временем и с нашей цивилизацией: в устье реки видны дымки пароходов.

Таким образом, некое мифическое сооружение соединено здесь с реальностью современного мира, который в творчестве Чюрлениса отсутствует полностью. Поэтому в контексте его работ «Жертвенник» — явление совершенно исключительное. Любой, кто знаком с работами Чюрлениса, легко увидит, что на восьми обращенных к зрителю плоскостях жертвенника художник изобразил как бы восемь отдельных своих картин. Этот прием помещения «картин в картину», необычный сам по себе, примечателен еще и потому, что все картины — фрески жертвенника — состоят из образов, уже использованных Чюрленисом ранее.

Здесь представлены: антропоморфные башни из «Демона» , лестница с ангелами из «Ангела» , всадник из «Города» , стрелец из «Прелюда и фуги» , фигурка на краю обрыва и крылатый лев из «Зодиака» , дракон из «Путешествия королевича» и «Сонаты весны» , флажки из «Сонаты весны» , солнца на вершинах остроконечных сооружений из «Сонаты пирамид» . Воображению зрителя дается право представить, что и на невидимых плоскостях огромного жертвенника должны бы быть те же мотивы — живописные самоцитаты Чюрлениса.

Это попытка запечатлеть свой образный словарь, оставить на стенах жертвенника в виде его фресок свою «творческую энциклопедию» — это попытка оставить самого себя. 1909 год, когда писалась картина «Жертвенник», был последним творческим годом Чюрлениса, болезнь, а с ней творческое бесплодие ждали его, и он знал, что «черное солнце» уже накрывает его своей тьмой. Земной путь завершался. В 1907 году он изобразил его в триптихе «Мой путь» как восхождение, взлеты и падения с высот. Теперь же он был готов изобразить свой путь как то, что успел он сделать в живописи. И тогда «Жертвенник» — это путь, пройденный им в искусстве. А если это так, то это он, Художник, воскурил на вершине воздвигнутого им над миром алтаря божественный огонь.