Отнятие от груди, питающей мебелью-кормом — Сальвадор Дали

Отнятие от груди, питающей мебелью-кормом — Сальвадор Дали

Отнятие от груди, питающей мебелью кормом   Сальвадор Дали

Написание Сальвадором Дали полотна «Отнятие от груди, питающей мебелью-кормом» совпало с датой женитьбы художника на Гала. Событие, к которому стремился художник не коем образом не отразилось на представленной работе, однако олицетворяет собой перелом в жизни «слепого младенца» и перерождении его в зрелого мужа. Это, что касается тайного смысла повествования.

Детальное рассмотрение сюжета не укладывается в рамки здравомыслящего человека. Замысел работы понятен лишь автору, а сюрреалистический апокалипсис деталей и героев картины можно «читать» на свой манер, если позволит автор. Попробуем разобрать сложное сочинение художественного изложения по буквам. Во-первых, работа полна света и теплых красок. Дали наделил изображение воздухом и пространством и, как всегда, использовал законы перспективы для построения дальнего плана.

Во-вторых, песчаный пейзаж — излюбленная основа его работ, присутствует в композиции. Песок, как олицетворение крупиц времени и воспоминаний далекого детства предан буквально и точно — теплый, мягкий, бесконечный. Ведь не стоит забывать, что юные годы Дали провел в доме родителей в Фигерасе на побережье Средиземного моря.

Обилие странностей и искажения человеческой натуры — кормления мебелью визитная карточка творческих работ Дали. Быть может, Сальвадор вложил в смысл вскармливания мебелью некогда существующую жизнь в четырех стенах замкнутого пространства? Та мыла старая мебель, белые стены и обыденность быта. Некто ухаживал за героем, «кормил» его плоть и душу, усыплял бдительность и был знаком. Вероятно, это период был связан с детством автора. Смысл работы можно адаптировать и под более сложный период юношеского мытарства художника в поисках любви и утешения, ожидания связи с Галой, желанием стать взрослее.

В момент наступления счастья происходит надлом былых жизненных критериев. Ломку автор предложил в качестве старой тумбочки, о которой он помнит и знает, что дыры прошлого можно залатать, вставив в спину кормилице пазл тумбы с бутылкой. Подперев опадающую спину кормилица, Сальвадор дает понять, что не желает забывать прошлого и захлопывать то пространство, что связывает его сегодняшнего с тем прошлогодним. Удрученная своим горем женщина беспомощно доживает свои годы на берегу высохшего моря. Она питается воспоминаниями, но не будет утешена тем, кого выкормила.

Идея отнятии от груди настолько трагична и печальна, насколько радостна с принятием новой жизни художником. В картине воплощены разные ипостаси душевного состояния Сальвадора, это и радость независимости, и горечь утраты детской беззаботности, и желание не забыть «вкуса молока» с одновременным втаптыванием ссор, обид и непонимания в то, что называется тумбочкой.