Триптих «Цветы» — Михаил Врубель

Триптих «Цветы» — Михаил Врубель

Триптих Цветы   Михаил Врубель

Период 1890-х годов был отмечен в творчестве мастера и выполнением крупных заказных работ по оформлению интерьеров. В собрании омского музея хранится замечательный пример опытов Врубеля в монументально-декоративном искусстве — триптих «Цветы» для московского особняка Елены Дмитриевны Дункер. Эффектная композиция, призванная решить пространство потолка, состоит из живописных панно: двух круглых — «Розы и лилии», «Желтые розы» и центрального — «Хризантемы», самого крупного по размерам и сложного по очертаниям.

В этом произведении отчетливо выявляются особенности дарования художника: оригинальность мышления и умение видеть красоту в обычном. Обратившись к одному из самых распространенных в искусстве мотивов — дарам Флоры, Врубель предложил свою интерпретацию темы. Созданные им образы — не столько прекрасные и реальные цветы, сколько поэтический символ красоты, которую дарит миру Природа. Естественно, что фоном для них художник выбрал не роскошную зелень вечернего сада, а таинственный сумрак возвышенных небес.

Четкий рисунок изысканных цветов уподобляет их граням кристаллических структур и в то же время полон живости и движения. Благородство сдержанного цвета в сочетании с техникой наложения красок небольшими отчетливыми мазками придает живописи сходство с мозаикой из драгоценных камней — определение, ставшее хрестоматийным в описаниях творческого почерка мастера.

Врубель делает двойное открытие: в природе открывает никем еще не замеченные фантастические аспекты, а в старинном «условном» искусстве — жизненность и реализм. Преданность реальному останется до конца дней символом его веры. Так же как свои граненые кристаллические формы он находил в структуре природных вещей, так у природы похищал свои необычайные красочные феерические каскады. Он брал их у азалий, роз, орхидей, ирисов, у бархатисто-лиловых тучек, какие бывают на закате, у золотого вечернего неба, у горных пород и самоцветов, у перламутра, оперения птиц, у снега и воды. Н. А. Прахов вспоминал: «Блеск металла и особенно переливы цветов драгоценных камней всегда привлекали Врубеля.

Металл он мог наблюдать где угодно, а драгоценные камни — в ссудной кассе Розмитальского и Дахновича, куда часто приносил в заклад что-нибудь из своих вещей. Вот в этой ссудной кассе Врубель мог не только рассматривать через стекло витрины различные драгоценные камни, заложенные ювелирами, но брать их кучкой в пригоршню и пересыпать из одной ладони в другую, любуясь неожиданными красочными сочетаниями. Это доставляло ему огромное удовольствие — пленяла ни с чем несравнимая чистота и яркость тонов. Материальная ценность камней не играла здесь никакой роли. С таким же интересом Врубель пересыпал из одной ладони в другую искусственные камни, которыми моя сестра обшивала кокошник для маскарадного русского костюма».